МУТИЛИ ВСЕ!

“Ну шо вы всё только для черняшников пишите? А знаете, сколько народу висит на гандже, джефе или вон тот же винт возьмите, к примеру?”

эпиграф: Захоботившись как-то раз весь день строчила… (мемуары!)

 

В 1959 году впервые западной медициной был описан амфетаминовый психоз

А вот наша – полвека заколоченная железной занавеской отечественная наркология довольно долго «расчехлялась», пребывая в счастливом неведении, столкнувшись вплотную с «белой проблемой»  – джефом – лишь в середине 80-х, и положительно не знала, что с ней делать, а уж тем более, как её лечить. Тогда, в 80-х, «совдеповские» просторы охватил эфедриновый бум. В частности, киевская богемная нарко­тусовка, забросила от греха подальше уголовно наказуемые опиаты и даже травку, и всецело переключилась на новомодный джеф. Не уметь замутить «мули»? – непростительный моветон! И потому мутили все! Из всего, что хоть немного содержало в себе модное весчество – эфедрин. Мутили из порошков, мутили из настоек, таблеток, мазей, капель и Бог его знает из чего ещё! НО самый­-самый цимес, по общему признанию, получался почему-то не из чистого эфедрина (в любой аптеке без рецепта продавались таблетки «эфедрин» по 6 копеек, 5% ампулы «эфедрина гидрохлорид» за десяток «стекол» по 1 мл надо было выложить 56 коп.), а из напичканного разными составляющими детского сиропа от простуды – Солутана.

 Уж не знаю почему. То было время, когда ищущие независимости, и наглухо присаженные «макоеды» на полном серьёзе восприняли джеф ("федя", "фёдор"), как действенную альтернативу-панацею для своих исключительно тяжёлых кумаров, стремительно пополняя ряды «белой гвардии». Но у джефа проявился один серьёзный недостаток – отходняк (“выход”). На отходных, чтобы привести свою задроченную недельным марафоном нервную систему в благопристойный вид, требовалось обязательно «закрыться». Роль такой «затычки­заслонки» выполняло что-­нибудь седативное, всё, что оказывалось под рукой, от водки до ширки, от транков до барбитуры.

 Сочетание всех этих радостей в одном шприце вместе с джефом, звалось ласково ”компотик”, а чередование “качелями”. Но, закрываясь ширкой, можно было передознуться даже половиной своей привычной дозы. И находились умельцы, способные мутить безотходные «дела». Такие уникумы состояли в большом почёте, их холили и лелеяли, берегли – «от дурного глазу и мусорского интересу».

ХАТА ИНКОГНИТА

Жилище истинного «белогвардейца» это терра инкогнита, даже сам хозяин ни хрена не знает, что можно при желании найти в его родной среде обитания. А обитает он в помещении, которое можно назвать чем-­то средним между заброшенной химической лабораторией, лавкой древностей, музеем очень, очень странных вещей, и, собственно, обычной квартирой.

В такой «обычной квартире» на кухне, в хлебнице рядом с чёрствым заплесневелым батоном, спокойно соседствуют реактивы и использованные шприцы, и ещё много­-много чего «интересного», но абсолютно не имеющего ничего общего с хлебобулочными изделиями: уксус, марганец, калий, йод, облатки “трайфеда”, сам трайфед, сиропы от кашля, кислоты, щелочи, спички, много спичек… А вот в пустом холодильнике можно запросто наткнуться на «раритет»– банку кильки прошлого века выпуска и непременную сгущенку. Вышеупомянутые шприцы, реактивы, баночки, скляночки, пробирочки, колбочки всех мыслимых и не мыслимых размеров и форм находятся тут же, везде, куда не посмотри. И ещё масса других, «очень полезных, ценных, до зарезу нужных» и родных хозяйке (хозяину) вещиц. Ими заставлены практически всё имеющееся свободное пространство и горизонтальные поверхности в доме, окромя разве что кровати. О-о, и это понятно! Ведь кровать – святое (нет, не в смысле неприкасаемого ложа!) Здесь он (она), то есть хозяйка, какое-­то непродолжительное время всё же возлежит, с тряпочкой на морде! И по большей степени в периоды приходов неземных! А в остальное время? Какое ещё “остальное”!? Да пока эти ингредиенты выцарапаешь, выбегаешь, пока замутишь, пока то, сё – глядишь, уже столько бытовухи накопилось! Бегом отловишься… и торжественно направляешься разгребать бытовуху. 

 К примеру, в ванную, где тебя давно ждёт гора тазиков с замоченным грязным бельём, и ты с предельно честным лицом и широченными (от намерений!) зрачками, решаешь эту грязную зловонную гору во что бы то ни стало, сегодня же АННУЛИРОВАТЬ при помощи своей старенькой стиральной машинки. Но почему-то до ванны ты нихх..я не доходишь, ибо, ибо… Ибо по дороге, всё твоё есство, которое, между прочим, есть естеством ищущим, то бишь, есстеством «сугубо творческих метаний», вдруг осеняет грандиозная по своему замыслу новация (она же творческая идея) – нарисовать ох…итительное графити в коридоре (без которого, канешна же, сей коридор и не коридор­ вовсе, а так, жалкое подобие прихожей!), да не какими-то там стандартными баллончиками, а чем­-то более оригинальным, что способно оставлять цвет и держаться на стенах. Кстати, для подготовки «холста» (стенЫ), с неё не мешало бы предварительно ободрать часть этих мерзких, но патологически любимых предками обоев в жуткий цветочек. Вся эта процедура проделывается быстро, тщательно, с глубоким надрывом и непередаваемым чувством полного удовлетворения. Но прежде, чем основательно приступить к такому  фундаментальному творчеству, как настенная живопись, что надо сделать? Правильно – надо догнаться! -гениально! (а как вы догадались?)! И только догнавшись да полежав под мокрой тряпочкой приходит ОНО – озарение. НО, под тряпочкой вид будущего творения вдруг изменяется коренным образом, открываясь в мельчайших деталях и во всех возможных и даже НЕвозможных проекциях. Не выдержав мощи  посетившего сие скромное жилище вдохновения ты вскакиваешь с ложа, безудержно вопя и причитая: «Какое там, нах.. граффити! Банальщина, каприз, вчерашний день! О-о-о! То будет… фреска! Триптих! Мать его! Да, да! Только одной стены, пожалуй, мало будет, задействую-ка я все остальные!» И вот он коридор –  ободран полностью, блестит… А приз за качественно выполненную?  Ну, истессно – ещё одна догонка.

 Путь от «кровати с приходом» к давно ожидаемым зловонным тазикам длинной-­то всего шагов десять , но после догонки этот отрезок квадратных метров твоей обители способен волшебным образом трансформироваться, преломляться… и видится уж са-а­всем по другому. В ощущение окружающей тебя среды вдруг словно песок в глаза впиваются несколько Явных! КРУПНЕЙШИХ! НЕпростительнейших! недоработок в декоре твоего собственного квартирного интерьера, и всецело поддавшись ну просто неизбежному прозрению, обнаружив под собственным носом несколько совершенно недопустимых, можно даже сказать, вопиющих для утончённого восприятия «ганебных инсоляцій», сосуществование с коими «ну просто выше сил человеческих», естественно, бросаешься исправлять положение, дабы согласовать ландшафт со своим уникальным видением. И ВОТ уж ТЫ в едином творческом порыве пытаешься передвинуть пару-тройку тяжелезных меблин. И почему-то именно в этот напряжённый момент своим боковым зрением резко переключаешься, и замечаешь невесть откуда взявшуюся, охренитительную, ну просто грандиозную СВЕТОТЕНЬ! «…что соткана из бликов неумолимо заходящего светила, что тают безвозвратно …на обшарпанной стене» – И Ты орёшь,  что потерпевшая, ты стонешь вся в экстазе: “О, это чудо! Потрясающе! А ракурс, ракурс!…” И немедленно, сию же  тебе хочется… нет!.. тебе просто жизненно необходимо ЭТО ВСЁ  запечатлеть – не то в пастели, не то в акварели, а лучше в масле, и непременно в натуре, то бишь прямо на тех ободранных обоях, где это хрупкое творенье – светотень – имела неосторожность образоваться. И бросаешь ты нах тот неподъёмный обувной комод на том самом месте, где тебя «осенило креативное вИдение», и который ты только что так самозабвенно волокла по хате.

 Теперь для тебя существует только ОНА – СВЕТОТЕНЬ. Именно она, единственая, всенепременно придаст декору твоего жилища завершенность и неповторимый шарм. НО… лишь за мгновение раздумий и восторгов эта бляцская тень умудрилась переместиться со стены на дверь… туалета. «Фи, какая проза!» скажут ни хрена не рубящие в эстетике пиплы. НО только не Ты. Туалет – есть санитарный узел – наиважнейший сегмент бытия человеческого, а посему сей узелок обязан быть “развязан” как бы свыше, и бесспорно должен быть отмечен некой печатью небес, что, видимо, только что и произошло в твоей скромной обители. Но как? Как лучше и надёжнее запечатлеть отметину сию для будущих потомков? Шо делать? НУ, КАнешна же, догнаться! И как можно поскорее! Догонка, как известно, прямиком способствует решению любых наитяжелейших и трудно разрешимых, в принципе, задач!» И точно: спокойная медитация с незаменимой тряпочкой на морде – и вот ОНО, решение найдено – паяльник!!! Всё! Решено: «В срочном порядке волшебнонеземную Светотень выжечь прямо на туалетной двери паяльником! Нет, ещё лучше лампой, да! – паяльной лампой – конгениально, по-моему!»

Но не всё пошло гладко: дверь та была хоть и свеже струганная, что для резьбы по древесине, в принципе – зашибись! но, сука, дубовая, к тому же недавно ( собственноручно для любимой доци) вскрыта папашей аж в два слоя  лаком! И потому поддаваться эстетической обработке не желала, но и ты чел упрямый! Кароче художественная резьба по лакированной дверИ не заладилась. И изначально стала  походить на поединок "паяльник против дуба", и вскоре творчеством  уже и не пахло, зато невыносимо пахло… Да шо там пахло! –  бздело гарью! К концу смердючего процесса ты чувствовала себя, как спасатель МЧС, а та субстанция, что вначале гордо именовалась «дверью в санузел», к концу художественной обработки больше напоминала кусок доски, чудом выжившей при пожаре.

НО в целом в этом запахе палёной древесины, улавливалось что-то… что-то…. пламенное, до глубины приятное, было шо-то… ну, безусловно шо-то… невыносимо ностальгическое, безвозвратно утерянное (помимо самой двери, канешна!), шо-то далёкое-далёкое, ушедшее навсегда: детство, отрочество, юность… песни под гитару у костра… Первый поцелуй, первая любовь… огонь в сердцах, дела давно минувших дней!.. О-да! Костер, любовь… ЛЮБОВЬ!!!

– Алё, Эдик? Узнал? Да, я. Дела?…  И оччень приличные дела, -Вышеупомянутый Эдик возникает на пороге гораздо раньше, чем ты, бедняжка, бегая по хате в темпе presto, успеваешь что-то там сотворить со своей мордой лица, в смысле придать ему при помощи макияжа призывножеланный вид, и  задрапировать куском старой   шторы злополучную дверь. Но это не главное, главное – Он здесь, а это значит …. Этто значит… После первой же догонки он твой, и приголубит так, что все эти грёбаные тазики, двери, светотени и даже граффити с ностальгиями провалятся в тартарары. Ведь Эдя, «Эдвард» – Он, он создан именно для ЭТОГО и он, падла, об этом знает, и пользуецца, сцука!

– Эй, Малая, привет! Ты шо, горишь? – недоверчиво втягивая воздух, с порога поизносит Богоподобный. «Ах, милый, если бы ты только знал насколько, не задавал бы этого пи…даватого вопроса, а побыстрее кинулся тушить…. пожар…души моей». Но вслух приходится лепетать что­-то про невыключенный утюг, короткое замыкание…. Впрочем, кабальеро ни твой утюг, ни дверь, ни эта бздища не интересны, его тревожит только мысль: достаточно ли выбрала в баян ему ты «мульки», всему такому мачо, летевшему через весь город. Ну не проводку же тебе чинить и не твой долбанный утюг, ну в самом деле!..

 Ты выбираешь ему пять, нет пять с половиной, берёшь контроль, вгоняешь, догоняешься сама и… Вот вы вместе с Апполоном в ложе … что? Предаёмся? Нет, сначала с неизменными тряпицами на мордах, и лишь потом… Потом… Ты – с алчным взором да сначала так искусно, так ему, потом … И всё?! Эх, Эдик, Эдик, нда-а… Надо было позвонить Армену. Ну хто же знал… какой облом… И светотень ушла, и бля-а… догнаться нечем… И этот мерин потный мечется по хате, и эта вонь стоит. Какая проза, надо бы закрыться… А, может к Жану, завинтить? Да так шоб…

mimozza (яна к.)

  ВИНТОВОЙ КУМАР   Винт и другие амфетамины вызывают сильную психическую зависимость. Что касается физической зависимости, то в классическом понимании этого состояния – её НЕТ. Однако внезапное прекращение винта не остаётся без последствий. Винтовая абстиненция проявляется поразному, можно выделить несколько характерных её проявлений:   1. Труднопреодолимая сонливость. 2. Кризис энергетики. 3. Психическая депрессия. 4. На фоне отмены иногда развивается чередование депрессии с агрессией. 5. Некоторые отмечают приступы «труски» (озноба, как будто сильно замёрз, но согреться невозможно).   Псисихика после отмены винта крайне нестабильна. Нормальное состояние такого человека – раздражительность, всё время «штормит»: то сильное возбуждение, то глубокое торможение. Это состояние состояние получило название «Эмоциональная ломка».   ВИНТ и ВИЧ   Раствор винта в большом количестве содежит йод. Этот факт способствует слухам о том, что винт губительно действует на ВИЧ, а также на вирус гепатита, стафилококки и другие бактерии. Сторонники подобной «теории» в её защиту приводят доводы, что винт, якобы, сам по себе сильный антисептик, у винтовиков не бывает абсцессов ( только у тех, кто изменял винту с «ширкой»)…   Содержание йода в готовом растворе действительно довольно большое, что губительно действует не столько на микроорганизмы, сколько прежде всего на вены (тромбофлебит, некроз стенок сосудов – “профзаболевания” винтовиков). Чтобы губительно действовать на микроорганизмы (в том числе, и на вирусы), йод должен быть определённой концентрации и определённой формы выпуска. Свои бактерицидные свойства йод проявляет в концентрации 1% и более, и только в виде спиртового раствора!   ТЕ АНТИСЕПТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА, КОТОРЫМИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОБЛАДАЕТ ВИНТ, ОПАСНЫ ТОЛЬКО ДЛЯ МИКРООРГАНИЗМОВ ЕСТЕСТВЕННОЙ МИКРОФЛОРЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОРГАНИЗМА, НАРУШЕНИЯ В РАБОТЕ КОТОРОЙ МОГУТ ПРИВЕСТИ К НАРУШЕНИЮ РАБОТЫ КИШЕЧНИКА, К РАЗВИТИЮ КАНДИДОЗА ( в просторечии – ГРИБОК)   ВЫВОД:   ВИНТ не только не обладает обеззараживающими свойствами в отношении ВИЧ и других микробов, но, будучи наркотиком инъекционным, представляет опасность не меньшую, нежели ширка!   Кроме того, инъекции винта катострофически снижают иммунитет у ВИЧинфицированных, ускоряя протекание стадий ВИЧинфекции, провоцируя различные сопутствующие заболевания. В этом винт даже опаснее ширки, т.к. вызывает более сильное энергетическое истощение в более короткие сроки.    Энергитический дифицит может спровоцировать имунодифицит и без ВИЧ, в среде винтовиков известны случаи: непосредственно после «марафона» человек сдавал кровь и получал положительный результат, через 36 месяцев результат уже оказывался отрицательным.  Ложноположительным результат бывает и в некоторых других случаях: туберкулёз, активная форма ревматизма, что всегда свидетельствует об истощении иммунной системы организма.   Половой путь передачи: ВИНТ резко повышает сексуальную активность у лиц обоих полов. Некоторые специально употребляют его для усиления ощущений и «растягивания удовольствия». В этом случае завинтившийся человек, не просто пренебрегает презервативом – презерватив ему просто будет мешать.   “Под ВИНТОМ всё равно с кем и всё равно как. Секс может длиться очень долго! А «презики» на такой секс не расчитаны, ни один презерватив такого не выдержит, а “их менять – только кайф ломать!”…

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.