Голландия разрешает христианские наркотики и запрещает исламские

Западная Европа поставила новый рекорд изобретательности в области запретов, направленных на интеграцию мигрантов. Запреты на паранджу, полигамию и молитвы на улицах оставлены далеко позади, очередь дошла до наркотиков. Правительство Нидерландов решило, что наркотики тоже могут быть христианские, в которых нет ничего страшного, и исламские, которые нужно запретить. С точки зрения вреда здоровью, вторые могут быть намного менее опасны, чем первые, но это роли не играет. Гораздо важнее, кто у них целевой потребитель.

Посетители амстердамских кофешопов могут не беспокоиться – в этой области новых реформ не предвидится. Голландские министры хотят запретить кат – такое восточноафриканское растение, листья которого надо пару часов жевать, чтобы получить легкий стимулирующий эффект.

Кат – это, конечно, не щавель, но, по сравнению с другими наркотиками, особо сокрушительного вреда организму он не наносит. Чтобы хоть что-то почувствовать, кат надо жевать килограммами и по два–три часа ежедневно. Поэтому во многих странах, в том числе вполне респектабельных, вроде Великобритании или Израиля, это растение не попадает под антинаркотические запреты и свободно продается – кто бы покупал.

Голландский Национальный институт здравоохранения в своем рейтинге вредоносности разных стимуляторов, поставил кат на одно из последних мест. По степени опасности кат уступает марихуане, алкоголю и табаку.

Тем не менее, правительство Нидерландов настаивает на запрете импорта, торговли и потребления этого растения, потому что оно может вызвать зависимость и наносит вред физическому и умственному здоровью потребителей. Кроме того, нажевавшись ката, люди начинают шуметь, мусорить и «слоняться по улицам с угрожающим видом». Спорить с этой мотивацией невозможно, но возникает вопрос, что же тогда делать с марихуаной. Для нее те же самые аргументы верны в еще большей степени, но запрещать ее в Нидерландах никто не собирается.

Министр по делам мигрантов Герд Леерс на это отвечает, что здесь главное не химические свойства конкретного наркотика, а социальные аспекты его потребления. В масштабах всех 16-миллионных Нидерландов проблема зависимости от ката вообще не стоит. Абсолютное большинство голландских наркоманов считают его слишком хлопотным и маломощным. Зато кат активно жуют выходцы из Эфиопии, Йемена, Кении и особенно Сомали. Последних в Голландии около 25 000.

По словам министра, из-за ката около 10% сомалийцев становятся апатичными и вялыми и испытывают серьезные трудности с интеграцией в голландское общество. Они отказываются сотрудничать с государственными структурами и не хотят брать ответственность за себя и свои семьи.

Запрет ката, по всей видимости, должен покончить с этой социальной апатией и безответственностью сомалийских мигрантов. Причем не только в Нидерландах, но и по всей Западной Европе, потому что либеральная Голландия до последнего времени была главным центром импорта ката в регион. За 2010 г. туда ввезли аж 843 тонны этого растения на общую сумму 14 млн евро.

Заодно должна понизиться и террористическая угроза, потому что торговля катом считается одним из главных источников доходов сомалийских исламистов из террористической группировки «Аш-Шабаб».

Наверное, голландские министры могли бы добавить еще что-нибудь на тему пользы от запрета ката, но убедительности от этого вряд ли прибавится. Несомненно: доступность ката – это единственное препятствие, которое стоит между апатичными сомалийскими мигрантами и ответственным трудом. Стоит его убрать – и все наладится.

Даже если допустить невозможное, и новый запрет действительно уничтожит в Голландии рынок ката, то те, кто не хотел работать и брать ответственность, все равно найдут, чем себя занять. В крайнем случае, будут отгадывать сканворды. Если голландское общество устроено так, что позволяет жить, не работая, то там обязательно найдутся люди – неважно, сомалийцы или этнические голландцы – которые этой возможностью воспользуются.

Но, скорее всего, никуда кат из Голландии не денется. Просто торговля им станет нелегальным, а значит, гораздо более доходным и криминализированным бизнесом. Ведь на легальном кате особо не заработаешь. В странах, где этот наркотик не запрещен, пучок листьев стоит всего 3–4 евро. Килограмм – всего 17 евро. Обычный чай и то дороже. Притом, что рынок ката ограничен диаспорами йеменцев и сомалийцев, а возить листья приходится самолетами из Восточной Африки.

Другое дело – страны, где кат запрещен, например, США или Канада. Там цена одного пучка колеблется в районе $60–80. Правда, торговля сопровождается обязательными криминальными разборками, но оно того стоит – ведь доходы получаются примерно в 15 раз выше, чем в странах, где кат легален. Так что сомалийских исламистов из «Аш-Шабаб», которым приписывают контроль за значительной частью мирового рынка ката, ждут жирные времена.

Максим Саморуков
Источник: slon.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.