Из двух зол выбираем метадон

В кои-то веки отечественное документальное кино «выстрелило»: фильм Эрнеста Абдыжапарова «Ловушка» о вреде метадона одним махом сдул пыль со старой темы и разжег бурные споры о заместительной поддерживающей терапии. За успех картины можно было бы порадоваться, если бы критики не обвинили режиссера, снявшего, напомню, документальную ленту, в страшнейшем для кинематографиста грехе – искажении действительности. Отсюда и вопрос: попал ли мастер в цель?

НПО обратились к правительству и гражданам страны с призывом не допустить массового проката и тиражирования картины. Активисты утверждают, что в «Ловушке» не отражена позиция медиков и экспертов, а большая часть героев вообще никогда не принимала препарат. Упрекают они Эрнеста Абдыжапарова в том числе «в связи с некой тоталитарной сектой», чья деятельность во многих странах мира запрещена.

ИА «24.kg» обратилось к директору Республиканского центра наркологии Руслану Токубаеву, чтобы выяснить, есть ли смысл переводить наркозависимого с запрещенного наркотика на разрешенный? Каковы побочные эффекты метадона? Помогает ли замещающая терапия вообще отказаться от употребления опиатов?

– Смысл заместительной метадоновой терапии в ее названии. То есть один наркотик заменяют другим – заводского производства, который снимает абстинентный синдром (ломку) – обезболивает и блокирует действие опиатов, соответственно никакой эйфории человек не чувствует. Применяется метадон один раз в сутки в виде питья. Действует 24 часа. Впервые метадон начали применять в 1970-х годах в Китае для снижения уровня криминогенности. В те годы в Гонконге значительно выросло число наркозависимых, а вместе с ними и количество правонарушений.

– Когда программа заработала в Кыргызстане?

– В 2002 году в Бишкеке и Оше открылись два пункта на 50 пациентов. Основной целью применения заместительной терапии в КР стала профилактика ВИЧ/СПИДа. Известно, что вирус распространяется среди инъекционных потребителей наркотиков. Сейчас метадон принимает тысяча человек. Открыты три пункта в местах заключения и 17 – в учреждениях Минздрава. В основном там, где проходит северный маршрут транспортировки наркотиков из Афганистана в Россию. Из тысячи человек около 10 процентов составляют женщины, остальные мужчины. За время действия программы у наших пациенток родилось 50 детей, из них 40 воспитываются в семьях. Они не брошены, как это часто бывает у потребителей героина. Больные, которые находятся в тюрьмах и принимают метадон, грубых правонарушений практически не совершают. Из общего числа пользователей программы ВИЧ-инфицировано около 20 процентов.

– Кто поставляет метадон в республику?

– Глобальный фонд, который создан мировыми державами для борьбы с тремя заболеваниями – туберкулезом, ВИЧ/СПИДом и малярией. В зависимости от пути передачи выделяется помощь для уязвимой группы. В Африке ВИЧ/СПИД передается в основном половым путем, у нас – инъекционным. Международный комитет по контролю наркотиков при ООН для каждой страны выделяет квоту. Для нас она составляет 30 килограммов метадона в год. Они закупают препарат и передают нам.

Метадон пациенты получают бесплатно. Человек добровольно обращается к нам, пишет заявление, его осматривает врач-нарколог, определяет диагноз, затем только составляем индивидуальный договор и ставим на наркологический учет.

– Заместительная терапия помогает отказаться от употребления наркотиков?

– Надо внести ясность: при помощи метадона мы убираем физическую зависимость, а вот психологическая, к сожалению, остается на всю жизнь. Те, кто бросает, находятся в состоянии ремиссии. Они периодически видят сны и хотят снова испытать эйфорию.

Мы рассматриваем метадон для наркопотребителей именно как заменитель, как инсулин для больных сахарным диабетом. Было бы идеально, если бы все прекращали получать метадон, но при этом снова не подсаживались на героин. Небольшая часть больных, которая прошла заместительную терапию, бросает. Однако многие из них снова начинают употреблять героин. Это реальность. Многое зависит от особенностей отдельно взятого человека: его характера и силы воли.

Но если мы закроем программу, то из тысячи человек 900-950 снова начнут принимать героин. Иначе говоря, толкнем в этот порочный круг. Хотя около 300 из них – это семейные, работающие люди. Кто даст гарантию, что больные ВИЧ не заразят других через иглу, к которой прибегнут вновь? Кроме того, мы подсчитали: если тысяча человек, которые принимают метадон, снова начнут ежедневно покупать героин, в год наркооборот увеличится на $3 миллиона. Не стоит забывать, что активный наркопотребитель втягивает в свой порочный круг молодежь.

– И все-таки чем отличается жизнь с метадоном от жизни с героином?

– При его применении нет эйфории, ломок, мозг начинает работать, как у обычного человека. В Голландии я встретил водителя троллейбуса, который 8-9 лет принимает метадон.

– Кстати, бытует мнение, что заместительная терапия действует лишь в неразвитых странах.

– Она распространена во всем Европейском союзе и в США, за исключением некоторых штатов, где вместо метадона применяют бупренорфин.

– В фильме один из героев жалуется, что ему постоянно увеличивают дозу метадона.

– В кадре больные, которые не принимают метадон.

– Тем не менее прокомментируйте.

– Среднесуточная доза составляет 65-70 миллиграммов. Но это индивидуально. Важно знать, какую дозу героина принимал пациент. Максимум мы даем 140-150 миллиграммов. Некоторые доходят до 60-70, потом просят снизить до 20, мы это делаем. Бывает, что при маленькой дозе пациенты начинают подкалываться героином, и он действует. В течение двух месяцев мы доводим дозу до средней терапевтической. На ней больной находится месяц, и опиат перестает действовать.

– Побочные эффекты есть? Одна из героинь фильма, которая похоронила сына, утверждает, что во время терапии его состояние значительно ухудшилось.

– Как правило, биохимические показатели, наоборот, улучшаются. Аппетит становится лучше, человек поправляется.

– Смертельные исходы были?

– Всемирная организация не знает таких случаев. Вы поймите, человек, который годами принимал наркотики, любые заболевания будет переносить куда тяжелее, чем здоровый. Нередко пациенты ВИЧ-инфицированы или больны туберкулезом, гепатитом.

– Один из героев в картине демонстрирует язвы на ногах.

– Это трофические язвы от того же димедрола, который пытаются себе вводить, чтобы получить удовольствие. Говорят, болезни появляются. Дело в том, что героин – мощное обезболивающее. Когда больные переходят на метадон, они трезвеют и начинают замечать дискомфорт. И тогда идут к врачам лечиться.

– Один из героев картины говорит: «За 20 лет употребления героина и опиума страшнее болезни, как от метадона, еще не чувствовал. Это целенаправленное, медленное, мучительное уничтожение».

– Наша позиция такая: из двух зол мы выбираем меньшее. Если бы был другой вариант, использовали бы его.

– Картина и заканчивается словами, что «в мире уже существуют программы, полностью реабилитирующие наркоманов без использования гипноза, кодирования и заместительной терапии метадоном».

– Это всего лишь слова. Пока метода, который стопроцентно излечивал бы наркозависимых, нет. Человеку, который бы его изобрел, уже вручили бы Нобелевскую премию. Наша цель – создать доступ к заместительной терапии. Человек сам должен выбрать, что ему подходит.

P.S. По данным группы управления грантами Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, за 9-летний опыт применения метадона в наркологической практике КР проведены два исследования и две международные оценки заместительной терапии. По результатам этих оценок, а также по данным клинического исследования, проведенного экспертной комиссией Минздрава КР в 2005 году, сделаны следующие выводы:
Метадон, назначаемый и применяемый в терапевтических дозировках, не усиливает тяжесть и степень зависимости, ранее приобретенной в результате злоупотребления нелегальными инъекционными наркотиками (героин, опий).
В рамках заместительной терапии метадон не обнаруживает выраженных токсических эффектов. При его применении отмечаются минимальные побочные эффекты транзиторного (временного) характера.
Данный вид терапии позволяет перевести пациента на контролируемое потребление наркотиков.
Факт применения заместительной терапии метадоном не способствует росту числа новых наркопотребителей в стране.

 

Источник: 24kg.org

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.