Эми Уайнхаус: бегство из ада не удалось

Когда ад находится где-то там, после смерти, от него и вправду можно попытаться сбежать. Забыть дорогу в бар, вывести татуировки, смыть яркий макияж, выбросить телефонные номера дилеров, сходить в церковь. А как быть, если этот ад здесь, на земле?

 

 

Такой Эми Уайнхаус уже никто и не помнит. Гладкое каре, белый воротник, галстук в тонкую полоску, скромная полуулыбка в адрес школьного фотографа и большие красивые глаза. Спустя годы она отпустит волосы и станет делать высокие прически, оголит худющие руки, разрисованные татуировками, и будет делать такой макияж, что всем сразу станет понятно – это девчонка будет делать только то, что требует ее душа.

Потрясать весь мир своим мощным контральто вокалом, собирать музыкальные награды, говорить только то, что она на самом деле думает, не боясь ни громких заголовков, ни осуждения родителей, быть музой для целой армии поклонников и именитых дизайнеров и оставаться самой собой. «Больше мужчиной, чем женщиной, но не лесбиянкой», анорексичкой, наркоманкой и алкоголичкой. Будь она дочерью богов, все эти человеческие шалости ей надоели бы где-то к годам 50-ти, но она родилась в семье таксиста и фармацевта, а значит простой смертной. Невероятно талантливой и безумно невезучей. Живет ведь Кортни Лав, из года в год, радуя журналистов новыми поводами для написания скандальных статей и папарацци своими выходками в пьяно-наркотическом угаре. И у Бритни Спирс дела, вроде бы, тоже наладились, хотя еще пару лет назад у нее были все шансы уйти туда, откуда еще никто не возвращался. А вот Эми не повезло.


В возрасте 14 лет Эми написала свои первые песни, была исключена из школы и впервые попробовала наркотики.

Наверное, потому что у нее всегда все было на максимум. Если уходить со школы, то обязательно с позором и за плохое поведение, если выпускать новый альбом, то платиновый, если номинироваться на «Грэмми», то претендовать сразу на шесть статуэток и забирать пять из них, если выходить замуж, то непременно за такого же ненормального как она сама и исключительно по безумной любви. Сегодня, спустя несколько дней после гибели Эми, Блейка Филдера-Сивила обвиняют уже не только в том, что он подсадил свою бывшую супругу на крэк и героин, но и непосредственно в ее смерти. Как сообщили вчера, 24 июля, британские телеканалы, Блэк свалил сразу же, как только полиция потребовала от него прийти на допрос. Теперь в Скотланд Ярде он не только желанный гость, но и один из главных подозреваемых в убийстве. Это для прессы все просто – наркоманка, значит, передозировка, а для полицейских работа только начинается. Ведь эту «смерть» ей кто-то же продал. Уже известно, что за несколько дней до того, как Уайнхаус была найдена мертвой своем доме на площади Кэмден-сквер на севере Лондона, она приобрела кокаин, героин, экстази и кетамин. Одним словом, все и сразу.  


К 27-ми годам она стала мировой звездой, попала в «Книгу рекордов Гиннеса» и стала законченной наркоманкой перед талантом которой преклонялись миллионы людей.

Такой Эми Уайнхаус еще никто не видел: татуировки спрятаны под длинным рукавом белой кофты, в руках гитара. Она счастлива, спокойна и, как никогда, трезва. В марте этого года певица призналась, что ей наконец-то удалось справиться со своими демонами, и показала первые промофото нового альбома. «Я наконец-то сбежала из ада. – Сказала тогда Эми. – Когда я увидела свое фото в газете, мне стало страшно… Моя кожа покрылась пятнами, я была очень бледной и худой. И я подумала: девочка моя, ты должна привести себя в порядок, иначе ты скоро умрешь».

Когда ад находится где-то там, после смерти, от него и вправду можно попытаться сбежать. Забыть дорогу в бар, вывести татуировки, смыть яркий макияж, выбросить телефонные номера дилеров, сходить в церковь. А как быть, если этот ад здесь, на земле?

 

Ксения Кулакова

ura-inform.com

Больше ФОТО Эми Уайнхаус смотреть тут

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.