Закрытие программ ЗПТ вернёт наркозависимых на улицы

Около сотни так называемых «легальных» ровненских наркоманов опять могут выйти на улицы в поисках денег на ежедневную «дозу», без которой им уже давно не обойтись. И нет гарантии, что они не пойдут на крайность: грабеж, кражу или убийство. Эти наркозависимые говорят, что хоть и не желают, но вынуждены будут очутиться вне закона, если перестанут получать бесплатно «лекарства» от своей тяжелой болезни.

 

Из нескольких тысяч инъекционных, фактически неизлечимых наркозависимых жителей Ровненщины до сих пор только около сотни имеют возможность регулярно получать бесплатно уже жизненно необходимую «дозу» легально, с меньшим риском для здоровья, и не только своего, но и окружающих. Во избежание непосильной боли, им не надо идти на преступления ради достаточно больших денег на наркотики. Не придется в антисанитарных условиях колоть себе купленный или кустарно изготовленный героин или «ширку». Они ежедневно, с 10-ти до 12-ти часов в специализированных медучреждениях Ровно и нескольких райцентров получают в таблетках синтетические врачебные наркотики «Метадон» и «Бупренорфин (Еднок)».

 

По-разному относятся к этой, инициированной и финансируемой из-за границы, программы так называемой заместительной поддерживающей терапии (ЗПТ) и специалисты, и правоохранители. Но чего-то другого, хотя бы ради того, чтобы не только продлить жизнь наркоманам, а в первую очередь оградить окружающих от негативных социальных последствий, предложить не могут. В последнее время начали говорить о том, что эту программу в Украине могут свернуть, вроде бы из-за того, что она очень уменьшила прибыли наркоторговцев и коррумпированных правоохранителей. Как следствие таких опасений — обращения директора программы здоровья и прав человека Всемирной организации «Human Rights Watch» Джозефа Емона к Президенту Януковичу с призывом вмешаться в ситуацию с деятельностью правоохранителей, которые препятствуют лечению наркозависимых в Украине. А также обращение группы наркозависимых и их родственников к Президенту, Верховной Раде, Кабмину и Министерству здравоохранения с просьбой с пониманием отнестись к их проблеме и не допустить закрытия центров лечения от наркомании.

 

– Кто-то и для чего-то опять нагнетает ситуацию и возвращает общественность к мысли, что наркоманы – это преступники и пропащие люди, которых можно только осуждать и следует чураться, – говорят наркозависимые. – В действительности же это неправильно. Мы просто, хотя и по собственной вине, но тяжело больные, по большей части неизлечимо, люди, которые не в состоянии сами себе помочь. То есть, так как диабетики требуют инсулина, психически неуравновешенные – антидепрессантов или другие хронически больные иных препаратов, так и мы уже давно не можем жить без своей «дозы».

Тем временем ровенские медики и правоохранители хотя и не склонны приравнивать наркозависимых к другим тяжелобольным, но признают, что программа ЗПТ, пусть и не является панацеей решения проблемы, но на сегодня – это самый оптимальный вариант как для общества, так и для наркоманов.

Комментарии

 

Оксана Тарасюк, ведущий специалист Ровенского городского центра социальных служб для семьи, детей и молодежи:

– В Ровно на учете находится 694 наркозависимых, а неофициально их в десять раз больше. Клиентами нашей службы были 198 наркозависимых. И когда несколько лет назад они начали рассказывать друг другу о заместительной терапии, интересоваться ею – это был большой прорыв. Как и внедрение программы заместительной терапии, которая ради предотвращения распространения ВИЧ предусмотрела кардинальное изменение устоявшегося отношения к наркоманам, прежде всего, что их следует воспринимать как больных, которые не могут сами справиться со своей болезнью.

И за четыре года я увидела, как они поразительно меняются, когда выходят из «системы», когда вместо того, чтобы колоть себе наркотики, начинают получать их медзаменители. Большинство хотя и не освобождаются полностью от зависимости, но возвращаются к относительно нормальной жизни, дополнительно не «подкалываются», не идут на преступления. Но это только маленькая часть от всех наркозависимых, охваченная программой, а за каждое дополнительное место приходится месяцами просить.

 

Игорь Миронюк, главный врач областного центра психического здоровья:

– На Ровненщине насчитывается около 1800 инъекционных наркозависимых. А программа заместительной терапии введена только с февраля 2008 года. На сегодня в неё привлечено 60 больных наркоманией в Ровно, 15 – в Кузнецовське и по 10 – в Дубне и Здолбунове. Потребность же в десять раз больше. Отбор участников осуществляется по многим показателям, в частности, это должны быть инъекционные наркозависимые, которые болеют гепатитами и имеют другие осложнения. Основная цель программы ЗТ – это неупотребление наркотиков и снижение темпов распространения ВИЧ-инфекции.

Сначала реализация программы в области доказывала только свою эффективность — большинство ее участников перестали принимать наркотики, создали семьи. Это нас радовало. Но со временем отдельные больные начали выносить медпрепараты для перепродажи. Они осуждены, но и мы сделали оргвыводы, усилили контроль над выдачей медпрепаратов. На сегодня из всех участников программы ЗТ только 60% относятся к ней с пониманием и выполняют рекомендации врачей. А другие и дальше мало на что обращают внимание, приходят получать лекарства нетрезвыми, грубо и агрессивно относятся к медперсоналу, а на замечания козыряют тем, что они участники международной программы и имеют привилегии, требуют снисходительного отношения. Также некоторые участники ЗТ «подкалываются» другими наркотиками. Для примера, в Ровно в прошлом году двое участников заместительной терапии умерли от передозировки наркотиками, который «кололи» себе параллельно с полученными таблетками.

В этом году программу заместительной терапии продолжает финансировать Международный Альянс по ВИЧ/СПИД (вообще-то программа ЗПТ в Украине внедряется за средства Глобального фонда – Vantala), а как дальше будет — неизвестно. Одна же «доза» медпрепарата для одного участника в среднем стоит 8-12 долларов (УНИКАЛЬНО! ГЛАВВРАЧ ОБЛАСТНОГО ЦЕНТРА ЗДОРОВЬЯ ЗАВЕДОМО ИЛИ НЕТ, НО ГОВОРИТ НЕПРАВДУ: ПО ДАННЫМ МОЗ УКРАИНЫ cтоимость метадона для одного пациента В МЕСЯЦ составляет 8 долларов США!!! Vantala). Кроме того, медпрепараты заместительной терапии — это тоже наркотики, они также вызывают зависимость, а во многих случаях еще и негативно влияют на работу печени, центральной нервной и сердечно-сосудистой систем (То есть, уличные наркотики, по мнению эскулапа, нежны и ласковы и с печенью, и с сердцем, и с сосудами, и с ЦНС? Нужно же понимать, в чём СНИЖЕНИЕ ВРЕДА состоит! Где Ваш профессионализм, господин Миронюк? – Vantala). Вместе с тем, в целом заместительная терапия всё-таки больше сохраняет здоровье и продлевает жизнь наркоманам, а также позитивна в социальном плане. Ведь наркозависимые уже не должны красть и грабить, они начинают работать, создают семьи, улучшают отношения с родными и близкими, в них появляется интерес к жизни.

 

Андрей Плужніков, начальник отдела борьбы с незаконным обращением наркотиков Ровенского горотдела внутренних дел:

– Сам замысел заместительной поддерживающей терапии неплохой, потому что наркоманам уже не надо искать, где взять «дозу», где раздобыть деньги на нее – им бесплатно выдают те или другие медпрепараты. Вместе с тем были неодиночные случаи, когда клиенты программы выносили из медучреждения полученные таблетки, чтобы их перепродать. По этим фактам были возбуждены уголовные дела, они уже прошли через суд. Медики же прислушались к нашим рекомендациям и теперь выдают наркозависимым измельченные таблетки и вынуждают запивать их водой.

Еще один минус в том, что человека фактически не лечат, а просто переводят с одного наркотика на другой. И есть опасение, что если сейчас из-за границы эту программу финансируют, выдают нужные медпрепараты бесплатно, то уже со следующего года начнут требовать за них деньги. То есть выходит: перешли украинские наркоманы на новые наркотики, а теперь государство пусть за них платит (Мне очень интересно, а что дешевле для государства: заплатить 8 долларов в месяц или  понести десятки тысяч  грн убытка, который  может нанести ему наркозависимый, выйдя на улицу в поисках денег на наркотик? Молчу уже про безопасность людей…  молчу о переполненных наркопотребителями тюрьмах и зонах, о болезнях, с которыми они оттуда выходят…- Vantala).

 

Владимир, 30 лет, пациент программы ЗПТ:

– Наркотики принимаю уже свыше десяти лет. Осознал, что это проблема для меня, только где-то посредине этого срока, после того, как перестал получать от них удовольствие. Когда жизнь превратилась фактически в ад и безвыходный круг. Чтобы купить нужную мне дозу, я ради денег обманывал родных, «разводил» посторонних людей, крал. Потому что ежедневно требовалось уже до 25 кубиков «ширки». А это — от несколько сотен гривен до 100-150 долларов, в зависимости от того, где взята маковая соломка. И это только для того, чтобы как-то прожить лишь один день, без всякого кайфа, только, чтобы не корчиться от мук.

Несколько раз пробовал лечиться во многих медучреждениях области, хотел «соскочить», но ничего из этого не вышло. Понятно, ни семьи, ни работы я не имел. А когда три года тому назад стал участником программы заместительной поддерживающей терапии и постепенно вместо инъекционных наркотиков перешел на таблетки «Бупренорфин», всё изменилось. Я опять вернулся к жизни, в группе анонимных наркоманов познакомился со своей нынешней женой, нашему ребенку уже 9 месяцев. Со временем, надеюсь, постепенно снижая дозу заменителя, полностью избавиться от зависимости.

 

Сергей, 33 года пациент программы ЗПТ:

— Подсел на тяжелые наркотики с 1995 года и употреблял их постоянно, за исключением пяти лет, когда отбывал наказание по двум судимостям за кражи, хранение тех же наркотиков. Ежедневно тратил на наркотики по меньшей мере 300 гривен, добывал их по большей части кражами. Пока около двух лет тому назад, после длительного обивания порогов наркодиспансеров, таки не уговорил медиков зачислить меня пациентом заместительной программы. С того времени мне дают таблетки «Метадон». Я женился, нормализовались отношения с близкими.

Когда говорят, что нас в действительности не лечат, а просто с одного наркотика подсаживают на другие и что отказаться от того же «Метадона» не легче, чем «соскочить из иглы», то в определенной степени это действительно так. Но, все же, уменьшая дозу медпрепарата, со временем можно полностью избавиться от зависимости. Кроме того, основной плюс в том, что мне уже не нужно красть, кого-то грабить или выносить все, что есть дома, чтобы раздобыть деньги на наркотики. Я не рискую опять иметь проблемы с законом и получить очередную судимость. А пошел – и бесплатно получил от медиков «свою дозу». И только для того, чтобы оставаться в относительно нормальном состоянии. А вовсе не ради кайфа, потому что после десяти лет «в системе» его уже не чувствуешь.

Мы понимаем, что наша программа многим не по нраву, прежде всего торговцам наркотиками и отдельным правоохранителям, которые с ними «в доле». Но если мы со своей проблемой опять очутимся на улице, то милиции только существенно добавится работы. Ведь не исключено, что многие из нас опять пойдут на преступления. Или, как многие нынешние опийные наркоманы, вынуждены будем «экспериментировать» с лекарствами, которые еще можно приобрести в аптеках без рецептов. Для примера, только за последних полгода семеро моих знакомых наркоманов умерли из-за того, что кололи себе глазные капли. То есть выбор небольшой: или в колонию – или на кладбище «Молодежное».

 

Екатерина, 32 года пациентка программы ЗПТ:

— У меня семилетний стаж инъекционной, опийной наркозависимости. Хуже всего то, что я начала колоться после того, как родила трех детей. И они меня практически не видели, за ними присматривали мои родители. Я же месяцами блуждала по полям и сидела в огородах с такими же наркозависимыми, как сама, чтобы заготовить маковую соломку. А потом тайком ночами варила дома «ширку», чтобы дети не видели, чтобы соседи не унюхали специфический запах и не сообщили в милицию. Однако три судимости условно за наркотики таки получила. Дошла было уже до дозы в 20 кубиков в день, жизнь превратилась в настоящий ад. И когда Оксане из службы ССМ удалось устроить меня в программу ЗПТ пациенткой – это было как спасение. Первых две недели, правда, очень мучалась без «ширки», а потом полностью перешла на «Метадон». Уже полтора года живу нормальной жизнью, родители доверили мне самой присматривать за моими детьми.

Сегодня же я переживаю, как и другие участники программы ЗПТ, что вот-вот программу могут закрыть. Мы даже между собой не обсуждаем такую вероятность, потому что это для нас возвращение в никуда.

 

rivnepost.rv.ua

Перевод с украинского (как и комментарии в скобках) – Vantala

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.