Наркоманы-провокаторы как оружие милиции

Мужчина признается, что работать на правоохранителей начал, когда сам попался на наркотиках. Милиционеры предложили выбор – либо он подставляет всех, на кого ему укажут, либо сам садится в тюрьму. Теперь за спиной у Сергея около сотни сфальсифицированных дел.

 

 

Это только в фильмах полиция, обнаружив преступление, начинает искать улики, свидетелей, доказательства, чтобы дойти до конечной цели – задержать преступника.

Украинские милиционеры действуют наоборот – сперва выбирают “преступника”, а потом уже подводят под него “доказательную базу” – улики, свидетелей и все что необходимо, чтобы засадить жертву за решетку.

Для этого у отечественных блюстителей порядка есть свои агенты-провокаторы. С одним из них, “сотрудником” Департамент борьбы с незаконным оборотом наркотиков Полтавской милиции, автор встретился лично.

История игрушки

С Сергеем (имя изменено – прим. автора) мы встречаемся на окраине Полтавы поздно ночью. Его привезли из села, которое находится в нескольких часах езды от города. Там Сергей прячется от милиции.

Вот уже четыре года он работает провокатором на полтавских милиционеров. Этой профессии официально не существует, но о ней прекрасно осведомлены правоохранители.

Провокатор – это тот, кто “помогает” нарушать Уголовный кодекс. Сергей, работая на Департамент по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Главного управления МВД Полтавы, подбрасывал наркотики, шприцы, меченые деньги жертвам милиции.

“Мне надо было подставить человека, – говорит Сергей – подкинуть, продать или дать наркотики и не успевает он отойти, как его ловят, оформляют дело и уже человеку некуда деться”.

Мужчина признается, что работать на правоохранителей начал, когда сам попался на наркотиках. Милиционеры предложили выбор – либо он подставляет всех, на кого ему укажут, либо сам садится в тюрьму.

Теперь за спиной у Сергея около сотни сфальсифицированных дел. В большинстве из них он и провокатор, и свидетель, и понятой.

Милиционерам такая комбинация значительно упрощает работу. Но когда число дел с участием Сергея стало до неприличия круглым, милиционеры стали записывать его под вымышленными именами. Практически все судебные дела с участием Сергея выигрывала милиция – а жертвы попадали за решетку.

Чаще всего, по словам Сергея, жертвами становились наркоманы, отсидевшие или попавшие на учет милиции.

“Были и те, кто хотел бросить и бросили, но так как они попали уже раз под прицел милиции, им не давали покончить с наркотой. Милиции нужны были показатели, а наркоманов не так уж и много в городе. Так они брали всех подряд, лишь бы в прошлом был наркоманом и на учете стоял. Все знали, что таким уже никто не поверит, будут верить милиции”, – рассказывает Сергей.

Более того, людей ловили на употреблении, а дела на них “шили” за распространение и изготовление наркотиков.

“На обычных наркоманов заводят дела по статьям 307 и 317, – говорит правозащитник Геннадий Токарев. – То есть изготовление, сбыт наркотиков, а также организация мест для незаконного употребления и изготовления наркотических веществ. И все потому, что по этим статьям наказание больше – до пяти лет лишения свободы. Это уже прямое свидетельство подтасовки фактов”.

Впрочем, по словам Сергея, фальсифицировали не только обвинения. “Нам дают меченые деньги, – поясняет Сергей, – при свидетелях, при понятых дают шприцы пустые. И говорят, что вот сейчас мы пойдем и купим у наркодиллера наркотики. Но нам не надо никуда идти. Мы постояли за углом, нам выдали чай или что-то похожее на наркотики, чтобы показать при понятых как вещественное доказательство закупки”.

“Деньги, которые нам давали на закупку, мы потом уже, не в присутствии понятых, отдаем назад в милицию, и они их подбрасывают жертве во время задержания”.

Попытка сопротивления

Как журналист, обязанный скептически относится к любым фактам, автор должен был бы усомниться в словах Сергея. Но для наркомана он слишком правдоподобно и слишком детально в течение часа описывал весь механизм и цепочку работы с милиционерами.

А в телефонном справочнике мобильного Сергея есть номера телефонов полтавских милиционеров – начиная с простых оперуполномоченных и заканчивая начальником горотдела милиции.

Он также может назвать имена и фамилии всех своих “работодателей”. Но выполнять их приказания он больше не хочет, а “завязать” ему не дают.

“Я один раз отказался выполнять их поручение – мне дали сутки, – говорит Сергей. – Я просидел десять. Мне дали время понять, что с ними лучше не шутить и не отказываться. Я и сам понимаю, что теперь у меня два варианта – либо в тюрьму, либо на кладбище”.

Сергей уверен: никто его в покое не оставит. Никто не даст ему свободно прогуливаться по улицам с таким “багажом знаний”. Это слишком опасно для погон милиционеров. Сергей знает еще четверых работающих на милицию в Полтаве. И никому из них не удавалось уйти на “пенсию”.

Осознав, что по-хорошему с милицией не договориться, он решил идти напролом: выступил в суде в защиту своего бывшего друга Владимира Роя, которого он же и подставил этим летом.

По приказу милиционеров Сергей ночью с еще несколькими наркоманами пришел к Владимиру. Им якобы нужно было помещение, чтоб приготовить и употребить ширку. А вслед за “друзьями” в дом ворвались оперативники. К Сергею, конечно, претензий не имели, а против Владимира возбудили уголовное дело, как на организатора наркопритона. Теперь ему грозит до пяти лет лишения свободы.

“Можно проехаться в такси, – возмущается Владимир, – я оставлю пакет и позвоню в милицию, назову номер машины и скажу: “Идет распространение”. Так тоже можно посадить невиновного человека”.

Когда Сергей выступил в суде и признал, что подставил по указанию милиционеров своего друга, ему начали звонить с угрозами.

Еще больше угроз посыпалось, когда в YouТube появилось видеопризнание Сергея, а вслед за ним на сайте Харьковской правозащитной группы – обращение к министру внутренних дел.

У главного милиционера страны Сергей попросил защиты от преследования оперативников. Взамен он обещал выступить в суде и назвать поименно каждого служителя порядка, который в течение четырех лет использовал его как подсадную утку.

Но вместо того, чтобы выслушать свидетеля, в Министерстве решили передать его заявление… Полтавскому областному управлению милиции. Там вынесли вердикт: городская милиция невиновна, а показания Сергея – бред наркомана, которому нельзя верить, “так как раньше он был судим”.

Справедливости ради следует отметить, что сотрудничество с наркоманами милиционеры признали, только это, по словам правоохранителей, дело добровольное.

“Никакой вербовки со стороны работников милиции не осуществляется, – заверяет начальник отдела по связям с общественностью ГУ МВД Украины Юрий Сулаев. – Они добровольно предоставляют информацию о месте, где они покупают себе наркотики”.

Все ради цифр

Конечно, автору бы очень хотелось верить, что настало время, когда наркоманы добровольно сдают своих поставщиков, взяточники сами докладывают о том, кто и сколько кинул им “на лапу”, а грабители уведомляют милицию заранее о будущей “чистке” квартиры.

Но здравый смысл говорит о маловероятности существования такого количества мазохистов среди наркоманов, взяточников и грабителей.

Поэтому автор решил лично позвонить оперативникам, которые, по словам Сергея, заставляли его подставлять людей, чтобы услышать их мнение.

Первый звонок оказался неудачным – автора просто послали по известному всем адресу. А вот оперуполномоченный Александр Кулиш оказался более разговорчивым. Дальше дело не пошло, милиционер отказался ознакомить автора с уголовными делами, в которых фигурировал Сергей, а его обвинения назвал клеветой.

“Наркоман просто оговаривает нас. Но я надеюсь, что он одумается”, – сказал Кулиш.

Случай с Сергеем для правозащитников не в новинку. По их словам, практически в каждом городе, в каждом райотделе у милиционеров есть свои провокаторы. Чаще всего роль таковых выполняют именно наркоманы. И очень редко кто-нибудь из них осмеливается идти против милиционеров.

“Эти люди загнаны в такие рамки, их жизнь зависит от наркотиков, – поясняет правозащитник Харьковской правозащитной группы Андрей Диденко, – и милиционеры используют их слабости, и их самих в своих целях”.

Милиция нарушает закон, действуя методами провокаций, убеждают правозащитники.

“Действия милиции, – поясняет Геннадий Токарев, – подпадают под статью 364 УК – злоупотребление властью и служебным положением. В данном случае личные интересы офицеров милиции и их начальников заключаются в достижении позитивных показателей в работе, раскрытии вымышленных дел и прочее”.

Полтавская правозащитница Татьяна Громова, представляющая интересы нескольких жертв провокаций, возмущена не только действиями милиции, но и “слепотой” правосудия. “Судьи видят, что приводят одного и того же человека, одного и того же свидетеля и понятого по разным уголовным делам, но ни у кого и никогда не возникло по этому поводу вопросов или сомнений”.

P.S. Автор готов предоставить видео и аудиозаписи всех приведенных в статье цитат и разговоров.

Азад Сафаров, журналіст 5 каналу для УП

Українська правда

 

 

 

 

 

 

 

Комментарий с сайта “Українська правда“:


Pavlo S _ 27.10.2010 10:41

Смотрим официальную статистику МВД по количеству оперзакупок в Полтавской области и делаем выводы.
2005 г -281; 2006г -327;2007 -328 ;2008 -; Всего в 2005-2008 -1267.

Для сравнения: в Харьковской обл за этот же период – 1051 оперзакупок, в г Киеве -1130 (количество наркозависимых на учета в 2,5 раза выше); в Крыму – 1106 (на учете в 2 раза больше, чем в Полтавской).

Если посмотреть статистику по всей Украине: 2005 г – 6283; 2006г -6885;2007 -7735; 2008 -8616; Всего 2005-2008 –
29519. Таким цифрам позавидовали бы даже DEA USA и передовые в мире подразделения по борьбе с наркобизнесом. Только полтавский случай красноречиво говорит о том, что кроется за этими дутыми цифрами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.