Любовь к Родине

 Тело олигарха Бориса Абрамовича Березовского было доставлено в морг в 7 утра. Анус покойного был разорван, передние зубы выбиты, в районе рта и анального отверстия — потеки засохшей спермы. На выпуклом лбу покойного острым предметом был вырезан среднего размера могендовид

15 марта 2003 года. Москва, Кремль.
00–38
Кабинет Президента России Владимира Путина

Один из четырех телефонов, стоящих на столе внезапно разразился пронзительной трелью. Президент России Владимир Владимирович Путин отложил недочитанную газету "Завтра" в сторону, многозначительно взглянул на молча сидящего в "лотосе" Михаила Касьянова, выждал три звонка и  не спеша снял трубку.

– Я слушаю.
 — Владимир Владимирович, это Граменицкий. Задержали, прямо у трапа, даже рыпнуться, сука, не успел.

Хищная ухмылка исказила благородное лицо президента. Тонким сильным пальцем с наманикюренным ногтем он нажал кнопку громкой связи. Касьянов не шевелился, лишь перевел взгляд на телефонный аппарат.

– Подробнее.
 — По нашим каналам пришла информация, что он собирается таки въехать в Россию, правда имя сменил и пластическую операцию сделал…
 — Ну и как его теперь зовут?
 — Космодемьянский, Петр Ильич, уроженец Ухты. Такую фамилию решил опозорить, гнида…
 — Без эмоций, эмоции нам сейчас не нужны. Продолжайте.
 — Есть…Самолет приземлился по расписанию, в 23–30, подогнали трап, и  прямо на выходе его и взяли. Под видом встречающих посадили в машину, и прямиком на Лубянку. Пока сидит в одиночке, без Ваших указаний не решались допрос начинать.
 — Отлично. Поощрите всех кто принимал участие в операции…Ну я не знаю, оперативников, аналитиков…Кто, кстати, планировал захват?
 — Капитан Мочалин, из "Альфы". Это он придумал фентанилом черножопых потравить в "НордОсте", его разработка. Еще тогда себя зарекомендовал как грамотный специалист. Две войны прошел, афганец.
 — Засиделся он в капитанах, Граменицкий. Засиделся. Давайте его к Новому Году до майора поднимем и отдел планирования стратегически важных оперативных мероприятий под него поставим. Талантливый парень, нам таких в Германии в обеспечении очень не хватало в свое время.
 — Так точно, Владимир Владимирович, сегодня же приказ напишу и на подпись. Разрешите вопрос?
 — Спрашивайте
 — Насчет задержанного…Какие указания будут?
 — Вот что, Граменицкий. Мы сейчас тут посовещаемся, будьте на связи. С Вами свяжутся и передадут полный расклад, так сказать.
 — Есть.
 — Ну все, до связи. Благодарю за службу, кстати.
 — Есть!

Владимир Владимирович положил трубку на аппарат, перевел немигающий взор на Касьянова. Касьянов по прежнему сидел в той же позе и молчал. Президент открыл тумбу стола, долго выбирал нужный компакт диск, выбрав, вставил его в аудиосистему Panasoniс. Зазвучали первые аккорды песни "Are you Shivering" группы Coil. Настроив тембр и громкость до нужного уровня, Путин встал с кресла, потянулся, неспешно прошел по бордовой ковровой дорожке в сторону Касьянова, аккуратно поддернул брюки на коленях, постелил газету "Завтра" передовицей Проханова вниз, легко и изящно опустился в "лотос" на газету. От Касяьнова президента России отделяло 30 сантиметров ковровой дорожки. Четыре с половиной минуты они сидели в полной тишине, глядя друг на друга. Потом Касьянов заговорил.

– Владимир, ты меня давно знаешь, еще с Ленинграда. Вместе мы прошли через многое. Через новостройки Ржевки. По твоей просьбе я разбирался с кавказцами на рынке Дыбенко. Ради тебя я переступил через Собчака. Ради тебя я продвинул Яковлева. Я приехал за тобой в Москву, хоть ты и знаешь, что я ненавижу этот город. В этом мире я люблю только двух людей — тебя и твою жену Люду. Ты это знаешь.
 — Да, Миша, знаю, знаю и помню. Не понимаю, к чему ты это говоришь сейчас, в такой момент, когда мне как никогда нужен твой совет и поддержка. Зачем ты ворошишь старое белье? Зачем, Миша?
 — Симатта…Владимир, ты не понимаешь. Хорошо, я попробую объяснить по другому. Ты не имеешь права на ошибку сейчас. Тот факт, что эта гнида наконец то попала в руки правосудия — это огромная удача, не только для нас. Ты сам знаешь, сколько людей ожидали этого с нетерпением, наши Аватары могли бы нами гордиться в этот момент. Этим захватом ты перевернул все представления о силах и возможностях человеческого разума. Но знай — это не лесть.
 — Розумем, Миша. Продолжай, только убавь пафос, я даже Ястржембскому не позволяю такого, а ты знаешь, как он для меня важен
 — Добже. Я прекрасно понимаю, какие чувства ты сейчас испытываешь. Ненависть, счастье, возбуждение. Пойми — его банковские счета не главное для России и для нас лично. Мы должны насрать на его недвижимость в Швейцарии и  на Кипре, мы должны насрать на его счета в оффшоре. Даже связи с чеченами не самое главное для нас. После наших ковровых бомбардировок там все равно уже не осталось ни одного полевого командира. Ты должен привить этой скотине любовь к Родине, которую он так долго обсирал и на которую он так долго гадил.
 — Миша, неужели ты думаешь, что тебе в течении 15 минут надо было объяснять мне, президенту России, как я должен поступить с задержанным?

Взгляд Путина был настолько пронизывающ, настолько колюч и проницателен, что Михаил Касьянов опустил голову и стал разглядывать переплетение ворсинок на ковровой дорожке. Президент гибко встал, стряжнул несуществующие пылинки с брюк, прошел к столу, выключил музыку. Не глядя, снял одну из телефонных трубок, нажал кнопку

– Граменицкий? Задержанного — в петушатник. Пару зэков покрепче туда, а лучше троих. По своим каналам запустите слух, что на тюрьму случайно заехал опущенный прокурор из Нижнего Тагила, пусть вертухай шепнет, что ли. Сами разберетесь. Пусть научат его Родину любить. Покажут, как в тундре на собачках ездят. Но не на смерть. Потом на допрос — и вытрясти из него все. Как испражнится до донышка — обратно в хату. И продолжить прививку любви к Родине. Чтоб проникся и осознал. Выполняйте.

Владимир Владимирович повесил трубку. Долго молчал. Потом взглянул на Касьянова. Первый раз в жизни он увидел, как его старый друг улыбался. Зрелище было страшным. Некоторое время Путин всматривался в лицо друга, потом вздохнул, и приступил к чтению рекламных объявлений в газете "Московский Комсомолец". Предстояла длинная ночь.

Касьянов сидел в "лотосе" и улыбался до боли в скулах. Он был счастлив.

15 марта 2003 года. Москва, Кремль.
06–23
Кабинет Президента России Владимира Путина

 — Алло, Владимир Владимирович! Граменицкий. Ваше приказание выполнено. Любовь к Родине привита. Помимо этого — он сдал все и всех.
 — Благодарю за службу. Отдыхайте. Отчет подождет до завтра
 — Есть!

15 марта 2003
Лубянка.
Морг

Тело олигарха Бориса Абрамовича Березовского было доставлено в морг в 7 утра. Анус покойного был разорван, передние зубы выбиты, в районе рта и анального отверстия — потеки засохшей спермы. На выпуклом лбу покойного острым предметом был вырезан среднего размера могендовид. Журналистам сообщили, что смерть наступила от острой сердечной недостаточности. Тело Бориса Абрамовича Березовского было со всеми предосторожностями вывезено в Мытищи и сброшено в заброшенный канализационный коллектор.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.