Формально живые

Моя подруга Саша Волгина беременна. Это хорошая новость. Но есть и плохая. У Саши ВИЧ. Она забеременела в расчете на то, что государство (Россия) обеспечивает каждого ВИЧ-положительного человека антиретровирусными препаратами. На этих таблетках можно жить нормальной жизнью. Можно родить здорового ребенка. Без этих таблеток Сашин ребенок с большой вероятностью родится ВИЧ-положительным, а сама Саша не проживет достаточно долго, чтобы повести ребенка в школу. И беда в том, что у государства теперь этих таблеток нету. У государства с таблетками перебои.

 

В провинциальных городах перебои с поставками антиретровирусных препаратов начались с весны. Разумеется, люди живущие с ВИЧ, писали в Минздрав письма и кричали, что ситуация критическая. Однако же, по отчетам минздрава, никаких перебоев нет: формально по документам препараты закуплены, и бюджет, отпущенный на них, освоен. Там уж Бог уж их знает: то ли производители не произвели препараты вовремя, то ли поставщики вовремя не поставили. По документам препаратов полно. Фактически их нет. По документам Минздрав всех спас, моя подруга Саша и ее будущий ребенок в безопасности. Фактически – рискуют смертельно.

Это как если бы хирург, которому привезли больного с острым аппендицитом, вместо того, чтобы оперировать аппендицит, принялся бы составлять аккуратную историю болезни, согласно которой больной поступил, операция проведена, сепсиса нет, операционная рана зажила первичным натяжением… Такая красивая история болезни, что даже и не хочется уточнять, жив ли пациент или умер на самом деле.

Неделю назад в Москве люди, живущие с ВИЧ, устроили пикет у здания Минздрава – вы что-нибудь про это знаете?

Из всех средств массовой информации только телеканал РЕН позвал мою подругу Сашу в ток-шоу “Справедливость” и позволил говорить о том, что с лекарствами перебои, и полмиллиона человек находятся в смертельной опасности. Полмиллиона человек. Крупный областной город. Представьте себе, что завтра по недосмотру Минздрава вымрет Кемерово или Псков.
Представьте уже себе хоть что-нибудь!

Впрочем, как это всегда бывает, если только речь заходит о ВИЧ/СПИДе, на ток-шоу пришли человекоподобные упыри и опять предлагали бороться со СПИДом не посредством таблеток, а посредством пропаганды семейных ценностей. Какая-то толстая дура кричала: “Я считаю, что все ВИЧ-инфицированные – это проститутки и наркоманы, и я не понимаю, почему я, налогоплательщик должна платить за их лекарства!”
Я смотрел на нее и думал: “Дура! У тебя лишний вес и высокий холестерин. Завтра тебя хватит инфаркт. Я, налогоплательщик заплачу за то, что тебе сделают операцию на сердце. И я не против. Потому что всякую жизнь считаю непреложной ценностью. Даже если это жизнь дуры”.

Давайте еще раз договоримся, мы, налогоплательщики платим за антиретровирусные препараты для людей, живущих с ВИЧ, потому что:

Во-первых, всякую жизнь как таковую считаем ценностью выше денег.

Во-вторых, хотим, чтобы молодые дееспособные люди могли жить и трудиться, а не лежать по больницам.

В-третьих, хотим, чтобы рождались здоровые дети. И росли при живых родителях.

В-четвертых, хотим остановить эпидемию.

Давайте договоримся еще, что если мы, налогоплательщики, на наши деньги наняли чиновников минздрава, чтобы те доставили людям, живущим с ВИЧ, купленные на наши деньги препараты, так это значит, что препараты надо доставить, а не морочить нам голову пустыми бумажками.

Давайте договоримся, что чиновник, морочащий своему нанимателю – то есть мне – голову пустыми бумажками, должен быть уволен.

 

 

Валерий Панюшкин

Статья с сайта: svobodanews.ru


В России закрыто 42 программы профилактики ВИЧ среди уязвимых групп

 

31 августа 2010 года прекратили работу 42 программ профилактики ВИЧ среди уязвимых групп (19 проектов снижения вреда среди потребителей инъекционных наркотиков, 18 проектов среди секс-работников и 5 проектов среди мужчин, занимающиеся сексом с мужчинами) в 20-ти регионах России. На протяжении пяти предыдущих лет данные программы получали финансирование от Фонда «Российское здравоохранение» в рамках Программы «Развитие стратегии лечения населения Российской Федерации, уязвимого к ВИЧ/СПИД» при финансовой поддержке Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией (4 раунд – 2005-2010 г.г.).
За пять лет работы программы была оказана медицинская и социальная помощь, консультирование, свободный доступ к профилактическим материалам, таким как стерильные шприцы и презервативы для более 60 тысяч потребителей наркотиков, 30 тысяч коммерческих секс-работниц и 12 тысячам МСМ в 20 регионах России. Кроме того, программы занимались консультированием по вопросам лечения ВИЧ, направляли ВИЧ-положительных клиентов на диагностику и лечение антиретровирусными препаратами, лечение оппортунистических инфекций, диагностику и лечение туберкулеза. В сентябре 2010 года эта работа прекратилась.

Челябинская область, Калининградская область, Свердловская область, Краснодарский край, Иркутская область, Волгоградская область, Саратовская область, Алтайский край, Ростовская область, Ленинградская область, Кемеровская область, Ульяновская область, Самарская область, Республика Башкортостан – все эти регионы, после ухода Глобального Фонда не смогут продолжать финансирование программ снижения вреда среди потребителей наркотиков, а также профилактические программы среди других уязвимых групп.
Несмотря на то, что в мае 2008 года министр здравоохранения Российской Федерации Татьяна Голикова на региональной конференции по СПИДу в 2008 году заявила о наличии у Российского правительства средств и механизмов для поддержки всех программ, ранее финансируемых из средств Глобального Фонда, на сегодняшний день правительство страны не выделяет никаких средств на профилактические программы среди уязвимых групп. За два года Министерство Здравоохранения и Социального развития Российской Федерации пересмотрело свою позицию в отношении снижения вреда – чиновники министерства неоднократно публично заявляли о том, что программы снижения вреда, в частности программы игл и шприцев, которые представляют собой основной научно-обоснованный и признанный во всем мире, рекомендованный Всемирной Организацией Здравоохранения, подход к профилактике ВИЧ среди потребителей наркотиков в России применяться не будут. Еще 33 профилактические программы среди уязвимых групп, ранее поддерживаемые Глобальным фондом, прекратят работу в 2011 г., последние 22 программы (в регионах “Глобуса”) закроются в 2012 г.
По оценкам Российского Федерального центра по борьбе со СПИДом, и Международной программы ООН по СПИДу, в России на сегодняшний день ВИЧ инфицировано не менее миллиона человек, и только официально зарегистрировано более полумиллиона ВИЧ-инфицированных. По официальным данным, с 1987 по 2008 год около 80% случаев заражения ВИЧ было связано с употреблением инъекционных наркотиков. По официальным докладам Российской Федерации, 37,2 % ПИН в стране уже инфицировано ВИЧ, в некоторых городах этот процент достигает 75%. На конец 2009 года было зарегистрировано более 40 тысяч смертей людей с ВИЧ. По сообщению Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу эпидемия ВИЧ в России продолжает стремительно расти, хотя во всем мире его рост замедлился. В соответствии с докладом ЮНИСЕФ с 2006 года число инфицированных увеличилось почти на 700 процентов.


ivar on Sat

srhiv.mednet.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.