Россия не желает следовать пути снижения вреда в отношении ВИЧ

Инъекционные наркотики опасны не только риском заражения ВИЧ, гепатитом С, бактериальными инфекциями, но и передозировкой, что в целом ведет к повышенной смертности среди людей, употребляющих их. В мире насчитывается примерно 16 миллионов инъекционных наркоманов, 3 миллиона из которых проживает в восточной Европе. Около 1,5 миллиона человек в этом регионе инфицировано ВИЧ — чаще всего заражение происходит при инъекции наркотика. По мнению западных экспертов, можно говорить об эпидемии ВИЧ в России и на Украине, причем треть случаев инфицирования происходит именно в ходе приема наркотиков.

Политика, которую проводят Совет ЕС, ВОЗ и ООН в отношении ВИЧ/СПИД, предлагает уменьшать вред для здоровья граждан, прежде всего, за счет программ, позволяющих свободно получать шприцы и иглы, а таже заместительную терапию и антиретровирусные препараты без обязательного отказа от приема наркотиков. Примерно 10% инъекционных наркоманов в Восточной Европе пользуются программами по обмену шприцов, но, в лучшем случае, 1% имеет доступ к заместительной терапии.

Как показывает практика, такие программы наиболее эффективны, когда они работают одновременно. Так, исследование, проведенное в Амстердаме, показало, что участие наркоманов в программе по обмену шприцев на фоне проведения заместительной терапии снижает инфицированность ВИЧ на две трети, в то время как одна лишь возможность получить чистый шприц практически не сокращает распространенность ВИЧ. Аналогичные данные получены и для антиретровирусной терапии.

Не все цивилизованные страны готовы идти по пути Европы. В США долгое время действовала политика борьбы с наркоманами, что вело к сокращению финансирования программ по обмену шприцев. Сейчас то же самое происходит и в России, говорится в статье, опубликованной в British Medical Lournal. Препараты метадон и бупренорфин запрещены для проведения заместительной терапии наркоманов, а действующие программы по борьбе с ВИЧ/СПИД ведут к криминализации среды, в которой возрастает риск инфицирования ВИЧ и другими заболеваниями.

Несмотря на международное давление, Россия в лице министра здравоохранения Татьяны Голиковой и главы Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В. П. Сербского Татьяны Дмитриевой наотрез отказывается проводить в стране политику «сокращения вреда». По словам Голиковой, стерильные иглы и шприцы — не проблема для граждан Российской Федерации, поскольку они стоят значительно дешевле, чем самые доступные и недорогие наркотики. Но при этом, отмечают западные эксперты, методы лечения наркомании в России, применяемые вместо заместительной терапии, малоэффективны и в итоге ведут к частым рецидивам заболевания.

Сегодня в России примерно 2 миллиона инъекционных наркоманов. Но в стране действует всего 75 программ по распространению игл и шприцев. Хотя они разрешены министерством здравоохранения, охват их крайне мал, поскольку такие программы подпадают под действие статьи 230 УК РФ 1996 года. Внесенные в 2003 году поправки, с одной стороны, позволяют работать таким программам, но, с другой стороны, их запуск зависит от совместных действий региональных министерств здравоохранения и Федеральной службой РФ по контролю за оборотом наркотиков.

Российской политики по отказу от заместительной терапии придерживается только три страны на континенте: Таджикистан, Туркмения и Узбекистан. Правда, Таджикистан все-таки планирует запуск экспериментальных программ. В других странах постсоветского пространства ситуация ненамного лучше: самая крупная программа работает в Киргизстане — в нее входят около 950 человек, но и она в прошлом году находилась под угрозой закрытия и держится только на международном финансировании.

По мнению западных экспертов, такое жесткое отношение России к заместительной терапии во многом имеет исторические корни, а основной организацией, определяющей отношение России к наркомании, является как раз Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии имени В. П. Сербского, известный своими репрессивными действиями против неугодных государству диссидентов в советское время. Именно тяга к репрессивной политике, считают эксперты, мешает России легализовать подобные программы. По данным экспертов, разрешение на заместительную терапию в России могло бы снизить риск ВИЧ-инфицирования при оптимистичных прогнозах на 60-84%. При рассмотрении ситуации в отдельных городах и с учетом того, что программы распределения шприцев охватывают всего 10-15% российских наркоманов, оказывается, что в Москве заместительная терапия для 25% наркоманов могла бы снизить распространенность ВИЧ на 44-53% за 5 лет. Для городов с высокими показателями распространенности ВИЧ (Иркутск или Екатеринбург) снижение ВИЧ-инфицированности можно ожидать в пределах 33-43% или, соответственно, 24-38%.

Пока же, чтобы изменить отношение России к заместительной терапии, считают ученые, необходима кардинальная смена ориентиров в государственных законах и правительственных органов.

Policy resistance to harm reduction for drug users

and potential effect of change – BMJ, doi:10.1136/bmj.c3439, 13 July 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.