Так менять иль не менять?

Здравствуйте, уважаемые коллеги!
  В прикреплённом  файле – статья в газете "Вечерний Николаев" от 10.01.2008 г. под редакцией Стаса Козлова.
Просим вас, как настоящих практиков, выразить ваше мнение по поводу прочитанного материала.
  НОМД "ПИ" (Пенитенциарная инициатива) БФ "Юнитус"  /г.Николаев /

Дорогие, коллеги!
 К сожалению, я не владею данными эпидемиологического надзора по Николаевской области, и не имею возможности выехать на место, поэтому пройдусь обобщенно, тезисно. Впрочем,  чтобы оппонировать г.Козлову точные цифры и не нужны. Похоже, сегодня глубина всех проблем в Украине, в т.ч. и затронутой уважаемым автором, измеряется не  количественными показателями, к которым журналисты апеллируют с лихвой, а той мерой  компетентности, которую требует любая сфера – будь то  политика, журналистика или собственно Снижение вреда. Кстати, кто-нибудь помнит, какие ужасающие цифры по распространению ВИЧ нас ожидали (то есть могли  быть уже сегодня), если бы лет 5 назад Украина отказалась от обмена шприцев?  
Итак:

1.Автор (Стас Козлов) удивлён отсутствием желаемых результатов от "рекордного числа НПО" в Николаеве и области. К слову – в Германии около 70000 общественных организаций (!) Представляете? – 70000 объединений социально активных граждан! Для сравнения – у  нас, в более масштабной стране с масштабными проблемами всего  что-то около 400 НПО заняты в сфере ВИЧ/СПИДа и правозащиты. Вероятно,  ещё долго, когда речь будет  заходить о гражданском обществе, мы, поколение впитавшее, что "ум, честь и совесть" понятия эпохальные, будем сетовать, что "до европейских ценностей нам далеко", а ту же инициативность  и становление общественной активности у себя под носом  –  считать неким социальным полипом;

2. Если опустить такой момент, что Снижение вреда не совсем то (точнее – совершенно не то), о чем пытаются рассуждать автор статьи и его уважаемый визави, то "в общем и целом"  где-то даже импонирует такая озабоченность ситуацией. Хотя бы потому, что, наконец, обнародована кулуарная версия "борьбы со СПИДом по-украински" – этакий микс  бизнеса с комсомолом, где всё держится на энтузиазме  и календарном  пафосе на фоне мутных показателей. Где говорят оздоровление, подразумевают деньги. Говорят деньги – подразумевают дайте! Короче, всё вокруг бабла. Что ж, браво Козлов!;

3. Затронув в своей статье такой момент как "общественники организовывают вторичный обмен шприцев, например, передают их для распространения наркоманам и даже драгдилерам"   ни Козлову, ни товарищу заведующему отдела СЭС даже не пришло в голову, что именно таким образом происходит наиэффективнейшее влияние на пресловутый поведенческий фактор, о котором Сухомлинский и Макаренко могли бы только мечтать. (Если кто внимательно постигал азы философии снижения вреда, тот знает, в ней нет и никогда не было воспитательного компонента. Главное, о чем  гласит философия: НАДО ПРИНЯТЬ НАРКОМАНА ТАКИМ, КАКОЙ ОН ЕСТЬ. Увы, только в наших советских условиях простая истина, предполагающая элементарное – уход и поддержку людей, управляемых зависимостью,  могла так извратиться, ибо, ну куда ж нам с нашим паровозом и без морали!)   В данном контексте происходит самое важное – ненавязчивая мотивация и санкционированное вмешательство в субкультурные традиции. Между прочим,  перспективность такого подхода  невозможно переоценить. Опять же, не знаю, насколько изменилась потребительская культура в городе Николаеве, но мои личные наблюдения (Киеве, Одессе, Днепропетровске) свидетельствуют об очень cущественных переменах в среде ПИН, и позволяют сделать следующее весьма серьёзное заключение: Если ещё несколько лет назад потребителей волновал лишь один вопрос "а есть чем? (сделать укол)"То сегодня (по крайней мере там, где программы Снижения вреда действительно поработали на славу) при коллективном употреблении   уже автоматически звучит фраза: "а как шприцы – нулёвые?";

4. Конечно, в условиях наркосцены, где суррогатные наркотики распространяются на разлив, обмен шприцев не гарантирует безопасности в плане риска инфицирования, но благодаря обменным программам этот риск сводится к минимуму. Особенно при  употреблении стимуляторов, которое практикует в основном молодёжь. Именно поэтому очень важно взаимодействие с изготовителями ("варщиками") и дилерами. Именно поэтому зачастую очень трудно, но чрезвычайно важно сотрудничать с милицией.  Кроме того, с каждым годом наркосцена меняется. Например, не секрет что транспортировка сырья (маковой соломы) в большие города затруднена и часть основного процесса связанного с изготовлением "ширки" производится на местах –  райцентрах, пгт, сёлах – и к дилерам мегаполисов "раствор"  поступает в виде полуфабриката (см."маляс"). Эта киселеобразная масса отдается  городским дилерам, которые в свою очередь  проводят достаточную термическую обработку (в силу, так сказать, технических условий), во время которой вирусам просто не выжить ; и вся, если можно так выразится "ответственность за чистоту "готового продукта" ложится уже на их совесть и порядочность всех последующих распространителей". Именно поэтому мы работаем (снижаем вред) в тесном контакте с распространителями нелегальных наркотиков, живущими вне закона так же, как и все наши клиенты;

5. Очевидно,  в нелегальном формате удается достичь более качественных результатов, так как методика "равный-равному" срабатывает более результативно, когда присутствует момент консолидации, например, консолидирующая составляющая "мы вместе, потому что обоим следует опасаться  милиции" легко позволяет перейти на следующий уровень "…опасаться инфицирования"  или  "мы должны менять шприцы, раз уж есть такая возможность" и наконец – "мы должны заботиться о своем здоровье".

С "винтом" проще, "винт", как правило, употребляют там же, где его изготавливают. Кроме того, с каждым годом появляется  всё больше порошковых наркотиков. Героином и амфетамином завтра будут торговать не заезжие гастролёры, а отечественные  драгдилеры, которые уже сегодня приучены давать с дозой чистый шприц;

6. Снижать вред  и показательно бороться с ВИЧ/СПИДом  на отдельно взятой улице  – не получится. Не подходы к проблеме надо менять, а подходить надо  со всех сторон,  комплексно. Глупо ждать должного эффекта от  Снижения вреда, если на одной улице меняют шприцы, а на другой – "пакуют наркоманов"! Также глупо, как требовать от алкоголиков  не пить из горлышка, а добиваться, что бы те непременно мчались к черту на кулички за одноразовыми стаканчиками! (при этом содержать целый штат сотрудников и ещё алкоголикам приплачивать – не доедут!) То же самое – пытаться рассуждать о   надобности услуг ВИЧ-сервиса, не спросив (не опубликовав) мнения тех, кому эти услуги предоставляются, и при этом ещё валить в одну кучу всё: и вторичную профилактику, и реабилитацию, и  "коррекцию в трудовых коллективах", и даже "восстановление духовности через священников";

7. Ключевым аспектом Снижения вреда является Заместительная терапия – такой себе шанс для сегодняшнего инъекционного потребителя, шанс, который дает ему надежду всегда оставаться на плаву, и быть востребованным в социуме. Другими словами, проблема инъекционной наркомании, к сожалению, ещё долгое время не будет решена, и обмен шприцев всего лишь малая толика предоставляемого спектра услуг ВИЧ-сервиса, рассчитанного на внедрение  в цивилизованном обществе, сервиса, при котором происходит прямой КОНТАКТ с аудиторией и ретрансляция просьбы о помощи. А во главе угла всей этой философии – защита ЛИЧНОСТИ, защита ПРАВ и интересов. Неудивительно, что Козлову и Игнатенкову может показаться в диковинку такая вереница  затей и всего лишь ради какого-то  там уважения к "изгоям". Но "в борьбе с эпидемией" именно этот аспект является даже более актуальным, чем собственно обмен!;

    
8. Коль уж в своих рассуждениях  автор "николаевского хита" коснулся "святого" – денег налогоплательщиков, отвечу  и как практик  и как угодно. Если сегодня программы обмена шприцев и финансируются государством, то, насколько мне известно, эти инвестиции нестабильны, незначительны, и реализуются такие проекты самими государственными службами. Однако, ни мне, ни нашим клиентам неизвестен ни один случай  обмена шприцов в социальных учреждениях или через государственных соцработников. Тут я полностью согласен с автором – такая "новация" малоэффективна, бесперспективна и может быть (и должна быть!) прерогативой  НПО. Ну не готово ещё государство  ни профессионально, ни законодательно;

9. Если доверять цифрам нашей  статистики, то с каждым годом снижается доля передачи ВИЧ через ПИН (с 67% в 2004 до 47% в 2007). Фактически же это не так – выявляемость ВИЧ безусловно увеличилась. Увеличились возможности НПО, увеличилась выявляемость на стадии оппортунистических инфекций (подтвердит любой врач). Но параллельно рапортует МВД –  увеличилась раскрываемость "преступлений связанных с наркотиками". Следовательно, Проблема остаётся  как и прежде – глубоко латентной! Несмотря на все наши усилия, целевая аудитория остаётся в маргинальном пространстве;

10. Если отменить "такой обмен" – во что выльются налогоплательщикам последствия?
Как бы там ни было, но пока не решен ряд законодательно-правовых аспектов, пока  формально не легализовано само право  потребителя потреблять (хотя бы в минимальных дозах!) клиент комфортно чувствовать себя, обменивая шприцы или получая другие услуги ВИЧ сервиса – не будет! А наиболее эффективная схема, которая может применяться  сегодня –  через доверенных лиц, ПИН-аутричеров, через какие-то неформальные  отношения, пути-лазейки, или, как ни дико это звучит для обывателя – эффективен механизм предоставление таких услуг в одном пакете с нелегальными (дилерскими)  услугами. Что и практикует ряд НПО, озабоченных не донорскими индикаторами, а  реальным качеством обмена;

11. При четырёхразовом использовании шприцев (в день) средней стоимостью 0,4 грн. каждый, только на одну инъекцию у наркозависимого человека зачастую уходит до четырёх игл разного калибра.  Итого: 0,4х4 х4=  6 грн.40 коп. Плюс антисептики. Выходит от 5 до 10 грн. – вот та средняя сумма, которая сегодня тратится на аптеку при систематическом употреблении "ширки" клиентом, остро нуждающимся в услугах Снижения вреда. При употреблении наркотиков  стимуляторного ряда ("винт", "мулька", "джеф"), которое, носит ,  спонтанно-коллективный характер, количество инъекций на одного юзера может быть и на порядок выше;

  
12. Спору нет, в аптеках Украины шприцы сегодня доступны, как доступен проезд в трамвае (примерно, те же копейки), но удивительное дело – почему-то многие так и норовят проехать по использованному талончику, так и норовят проскочить "зайцем"!.. Интересно, а  во что бы вылилось инъекционное употребление обществу с таким большим количеством народу "с заячьим менталитетом", не будь у нас бесплатных пунктов обмена?  Даже не берусь прогнозировать.
                          

 С уважением, Паша Куцев  

Оригинальная статья
 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *