Будни метадоновой программы «в вынужденной ремиссии»

метадон

Пондельнег, день как известно тяжиолый к тому же третья неделя пошла как в наличии отсутствие метадона. Напесал, аж самому смешно, бггг. Ну вот, пришёл я значицца как положено в 8 на процедуры- укололи мне 200 мг трама и выдали на остальной день- гуляй, рванина- щастье попёрло- ажно 11 гаек трама.

собрание

Пондельнег, день как известно тяжиолый к тому же третья неделя пошла как в наличии отсутствия метадона. Напесал, аж самому смешно, бггг. Ну вот, пришёл я значицца как положено в 8 на процедуры- укололи мне 200 мг трама и выдали на остальной день- гуляй, рванина- щастье попёрло- ажно 11 гаек трама (до вечера можно прожить если осторожно). В коридоре заплаканная женщина-мама нашего «метадонщика» в ремиссии этой. Сынок после обрыва метадона потерял хорошую работу а сегодня не ночевал дому и успел спулить телефон (мама догадываецца куда и зачем). Ждём, успокаиваю и говорю что скоро лекарство будет и опять найдет работу, образумицца. Не проходит и пяти минут как в коридоре гомон – заваливает сынуля красный и чешущийся , за ним- еще пара наших же. Мама на него в крик, остальные по-шустрому в кабинет за трамом и быстренько таг в ближайший барчик гаечки чайком разгонять. В том барчике нас уже знают хорошо – за 2 года чего там тока не творилось уже, чуть что хозяйка сразу звонит главврачу чтоб угомонил «своих наркоманов».Сижу с ними, пьём чай.

Нарисовались ещё двое – они не на амбулаторном как я режиме были а поверили наркологам (надо же,в таком возрасте в сказки верят!) что их в больничке снимут-промоют и кумарить их не будет. Ага. Не кумарит. Тока ломает так что они стоять не могут и клянут всех наркологов и больницы в частности, где им кроме стандартных детоксов-коктейлей шпиговали нейролептики от которых они спали сутками а потом сутками же крутились ужами в кроватях и орали от боли. Ушли они вобщем из больниц – на работу же нужно, ла и ломку-то снимать надо чем то , а в больнице им кажут: идите хлопчики домой, вы теперь здоровы и вас не ломает- вам это тока кажецца.

Злые вобщем на весь белый свет ныряют к ведущему врачу нашей программы – примите мол в амбулаторку каг раньше чтоб ходили и получали трам здесь без отрыва от производства. Она им с порога – идите туда откуда пришли, вы отныне и навсегда за той больницей закреплены. Футболит вобщем. Ладно, и мы не пальцем деланы – айда говорю хлопцы к Васильеву (главный нарколог), он нас рассудит. Пошли к нему, по дороге строя аццкие каверзы каждому кто на пути станет. Длинноногая секретарша вежливо усадила нас в кресла и явился ОН – сам всемогущий(почти) Васильев. Ура! Птицы воспели в небесах и бабочки запорхали в лугах!!! Магический звонок- и перевод из стационара в амбулаторку решён в 5 минут, назначены адекватные дозы, люди получили их и радостные побежали по своим делам.

Эпизод второй. Полу-роботом приходит есчо один из больницы. Лица на нём нет- одна рожа (распух от тизерцина) и вялым голосом просит Шота сделать чтобы его не ломало. Рассказывает всё ту же занимательную историю – как врачи его кормили нейролептиками и держали на 8 трамах в день а вчера заявили- до свиданья, парень. Ты отныне здоров, вот тебе рецепт на амитриптилин с тизерцином, иди и не болей больше. Лети сизым соколом в трезвую жизнь и не гадь сверху на прохожих, ато полиция бобо сделает. Н у что поделать – тот же круг: врач- футболит- главврач. Только вот незадача вышла – главврач уехал по делам и будет нескоро, так что к заместителю пришлось идти(он же новый куратор ЗМТ). Мужчина занятой, сериозный. Стал долго звонить и тереть что-то по – нерусски, временами по-ленински хитро глядя на нас исподлобья. Отфутболивает человека обратно- иди мол откуда пришёл и там тебе всё дадут. Тот в отчаянии- как же так, меня ведь выписали, сказали чтобы я домой шёл, кучу рецептов написали, у меня же всё крутит куда я теперь? Яже говорит не пойду в ту больницу, мне уж на точку ближе да и по деньгам дешевле ,зачем вообще я сюда приходил в программу- чтобы колоцца или принимать легальную терапию?

С этим же вопросом к лечащему врачу стационара : что же мне, колоцца теперь? Она – вы меня не шантажируйте и не выпрашивайте трамадол, это ваша жизнь и ваши проблемы, вы закреплены за той больницей вот туда и рулите. И на меня криком : кто тебе давал право распространять кого и куда перевели и каково их состояние? Отвечаю: я аутрич программы снижения вреда от употребления наркотиков…Она – и в чём же снижение? В том что ты учишь их как у меня трамадол выпрашивать? Я – нет, в том чтобы вместо нелегальных наркотиков люди получали адекватную замену в мед препаратах. Она- не тебе решать, я тут принимаю решения а ты не имеешь права брать на себя миссию адвоката всех метадонщиков, у тебя нет на это полномочий.Я- еще раз повторяю, я- представитель программы снижения вреда,аутрич и имею полное право наблюдать за тем как осуществляется их право на лечение. Так и разошлись- со сжатыми зубами.А медсёстры за спиной уже шепчуцца : целый день тут ходит ,героина ждёт. Вот такой он, я оказываеццо- жду героина часами и с людьми вопросы решаю исключительно чтобы врачам подгадить.

Очередной день метадоновой ремиссии. Долго ли ещё…И сколько ещё люди смогут держатся…

Наш специальный корреспондент из Молдовы: Метад.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *