Милиция победила наркоторговцев. Ха-ха-ха

Громкие спецоперации силовиков по пресечению незаконного оборота наркотиков — всего лишь показуха в борьбе с наркоманией. Самые популярные в Украине наркотические вещества свободно продаются в аптеках, закрыть которые МВД не под силу.

 

Со времени проведенного 1 июля Виктором Януковичем совещания по вопросам противодействия преступности и усиления борьбы с наркоманией, которое прогремело на всю страну «образцово-показательной» спецзакупкой наркотиков работниками Администрации Президента, прошло два месяца.

Ровно столько, сколько глава государства отпустил профильным ведомствам и лично главе МВД Анатолию Могилеву на принятие безотлагательных мер по борьбе с наркоторговлей в Украине. Виктор Янукович даже поручил специально по этому вопросу назначить заседание СНБОУ в сентябре, на котором будут подведены итоги проделанной представителями правоохранительных органов работы и сделаны «жесткие выводы»

ЗВЕЗДА МОГИЛЕВУ

Прозвучавшие во время июльского совещания намеки на то, что за недостаточные старания в борьбе с незаконным наркооборотом глава МВД лишится портфеля, заставляли ожидать самых решительных шагов от силового ведомства. Активные действия последовали незамедлительно.

Правда, не столько со стороны МВД, сколько со стороны работников конкурирующего с ним ныне ведомства — СБУ. Сотрудникам спецслужбы вместе с таможенниками буквально на пятый день после памятного совещания удалось перехватить рекордную партию (около 582 кг) кокаина — наркотика, продемонстрированного в июле Виктором Януковичем. А к концу месяца и того больше — 1200 кг. МВД также удалось прикрыть несколько серьезных наркоканалов, в частности из России.

Но до создания «действенной системы контроля над оборотом наркотиков», которую хотел увидеть Президент в сентябре, дело так и не дошло даже на бумаге. Более того, изъятие крупных партий кокаина абсолютно не означает, что распространению наркотиков нанесен болезненный удар.

Во-первых, этот груз ждали главным образом в странах Европы, куда он транзитом направлялся через нашу страну.

Во-вторых, кокаиновая зависимость никогда не была настоящим бичом Украины. Даже сильно разбавленный «снежок» остается наркотиком элитным, слишком дорогим для большинства местных наркопотребителей. Посему в деле пресечения незаконного распространения наркотических веществ среди украинцев куда более действенными оказываются менее резонансные рейды сотрудников МВД, как это было во время фестиваля «КаZантип».

Или изъятие ими оставшегося на складах аптек сибутрапина, препарата, который еще три месяца назад не был включен в список наркотических веществ. Кроме войны с аптеками за отчетный период показали работу (хотя бы на словах) профильные департаменты МВД и в отношении другого серьезного источника сбыта наркотиков — Интернета.

Так, в августе Департамент по борьбе с киберпреступностью МВД Украины заявил, что инициирует изменения в Уголовный кодекс с целью конкретизировать ответственность за торговлю наркотиками с использованием Интернета. Правда, сколь действенными будут эти изменения, пока судить трудно. Ведь, как уточнили в ведомстве, требование к интернет-провайдерам устанавливать оборудование, которое бы позволяло правоохранителям контролировать трафик, не входит в перечень их предложений.

Но, похоже, что проделанная силовиками работа удовлетворила Президента Януковича, и именно об этом свидетельствует появление еще одной звезды на погонах теперь уже генерал-лейтенанта Анатолия Могилева.

2% УКРАИНЦЕВ ПРИНИМАЮТ НАРКОТИКИ

По мнению специалистов, предпринятые силовиками усилия по борьбе с наркоторговлей только пустили рябь по воде. «Для того чтобы эффективно противостоять распространению этой напасти, нужно понимать, какие наркотические вещества и каким путем наиболее часто находят своих потребителей на территории страны и кто в первую очередь входит в потенциальную группу риска.

Тогда можно не только лучше противостоять наркообороту силовыми методами, но и осуществлять прицельную профилактику, сосредоточиться на превентивных мерах. Если мы уменьшим спрос, соответственно, уменьшится и предложение», — уверен Роман Трохин, президент общественной организации «Движение противодействия наркомании и наркокоррупции».

Обрисовать же в таком ключе даже сам размах наркозависимости среди украинцев оказалось делом непростым. Комплексных исследований этой проблемы в Украине не проводилось. Хотя, например, Минздравом были подготовлены материалы для осуществления необходимых исследований, в частности о взаимосвязи между спектром изъятых и употребленных наркотиков. Но сами исследования не были выполнены, констатируют в ведомстве, в связи с тем, что «соответствующие статьи расходов не были предусмотрены в бюджете на 2009–2010 годы».

В результате данные, которыми располагают профильные ведомства, отражают едва ли не пятую часть реального положения дел и являются крайне разрозненными — это признают и чиновники, и эксперты. Так, на учете МВД по состоянию на первое полугодие 2010 года состоят чуть менее 160 тыс. наркозависимых граждан.

В то же время, по данным Минздрава, полученным во время исследования численности групп повышенного риска заражения ВИЧ, количество одних только наркоманов, употребляющих инъекционные препараты, следует оценивать примерно в 425 тыс. человек (около 1,3% населения в возрасте 15–64 лет). Результаты же соцопросов сигнализируют об еще более удручающей ситуации. В частности, согласно последним данным исследования, проведенного институтом Горшенина, с проблемой наркомании непосредственно сталкивается каждая десятая семья в Украине.

Все эти отрывочные данные позволяют экспертам констатировать, что на наркотические вещества «подсело» примерно 2% населения страны. И, по разным подсчетам, ежегодно это количество увеличивается на 7–11%, притом что по самым скромным оценкам каждый год от наркотиков умирают 10–12 тыс. человек. Такой стремительный рост количества наркозависимых граждан сделал Украину одним из лидеров по темпам распространения наркомании среди населения в Европе.

Пополнение рядов украинских наркоманов главным образом происходит за счет молодежи. «Основными местами, где употребляются тяжелые наркотики, являются дискотеки и ночные клубы, куда ходит вся наша активная «продвинутая» молодежь», — рассказывает Роман Трохин. В итоге около двух третей приема самых опасных психотропных препаратов приходится именно на долю молодого населения.

При этом за последние годы возрастной порог первого наркотического опыта становится все ниже. «Проблема молодеет. В 1985 году самым молодым наркоманом в Киеве был парень 17 лет. А сейчас дети уже с десяти лет начинают пробовать наркотические вещества, например в виде курительных смесей или таблеток», — резюмируют в «Движении против наркомании». Как отмечает Николай Долинский, глава Центра ресоциализации наркозависимой молодежи «Твоя перемога», усредненная возрастная планка, характерная для начинающих наркоманов, переместилась к 15–16 годам. «К нам сейчас в основном поступают молодые люди 18–20 лет, за плечами у которых уже есть трех-четырехлетний опыт употребления наркотических веществ», — констатирует он.

Данные, которыми располагает сейчас Минздрав, свидетельствуют, что, по крайней мере, один-два раза употребляли наркотические вещества 10% юношей и 5% девушек из числа школьников-восьмиклассников, из числа десятиклассников — более 15 и 5%, а среди первокурсников ПТУ — примерно 35 и 15% соответственно. Больше всего наркотиков, уточняют в Минздраве, употребляют в восточных регионах Украины, а особенно в Киеве. «Проведя опрос в столичных школах, мы выяснили, что примерно 90% местных учеников хотя бы единожды пробовали наркотики. При этом для 40% из них первый наркотический опыт не будет последним», — делится наблюдениями Роман Трохин.

ПОДЕШЕВЛЕ И ПОДОСТУПНЕЕ

Эксперты сходятся во мнении, что растущие темпы распространения наркомании обусловлены доступностью неинъекционных препаратов. «Сейчас наиболее часто молодежь подсаживается на то, что можно купить в аптеках легально в таблетированной форме. Например, анальгетик спазмолекс или таблетки от кашля кодтерпин», — рассказывает Николай Долинский. Стоят они дешево и для достижения «эффекта» принимаются в больших дозах.

К тому же для новичков принять горсть таблеток эмоционально куда легче, чем уколоться. «Конечно, по-прежнему очень распространено употребление первитина (или так называемого «винта») и другой подобной «тяжелой артиллерии». Но для начала чаще всего ищут что подешевле и подоступнее. И для достижения максимального кайфа виртуозно для своих лет комбинируют разные лекарственные препараты», — говорит Николай Долинский. В этих экспериментах им помогают многочисленные сайты, где подсказывают, что с чем принимать и даже как синтезировать в домашних условиях что-нибудь из имеющихся лекарств, отмечают в центре «Твоя перемога».

Здесь же, в Сети, продаются и уже готовые препараты «домашнего» производства. Если позволяют средства, можно купить любое интересующее психоактивное вещество онлайн через специальные, часто запароленные порталы или обычные форумы, ICQ и даже социальные сети. Впрочем, Интернет как источник распространения наркотиков, на котором акцентировал внимание Президент, пока не набрал силу. В Департаменте борьбы с незаконным оборотом наркотиков МВД Украины (БНОН) приводят успокаивающую статистику — через Сеть сбываются наркотики лишь в 2% случаев от общего количества.

И хотя в Украине наблюдается снижение нелегального распространения лекарственных препаратов (в основном из-за включения почти два года назад трамадола в перечень наркотических веществ), эксперты указывают на аптеки как на главный источник поступления наркотиков, не только легальных, но и тех, что уже вне закона. Например, того же трамадола, но уже индийского, а не отечественного производства. «Закрыть аптеку, промышляющую незаконными препаратами, крайне трудно.

Например, у нас есть сведения, что по такому-то адресу в такой-то аптеке покупают наркотические вещества. Мы обращаемся в правоохранительные органы. Но пока те возьмут ордер на обыск, смогут наконец проникнуть внутрь, весь компрометирующий аптеку товар оказывается смытым в унитаз. И доказательств нет», — констатирует Роман Трохин, добавляя, что даже если удается прикрыть такие аптеки, через некоторое время, когда шум уляжется, они открываются вновь и продолжают свое дело.

РЕЛИГИОЗНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

На просветительскую работу, направленную на предотвращение алкогольной и наркотической зависимости, предусмотренную в учебных программах 5–9-х классов украинских школ, отводится всего один-три академических часа в год. (Для сравнения: в школах Германии для профилактики наркомании ежемесячно проводятся специальные занятия и даже тематические недели.) Не так давно был разработан специальный проект закона Украины «Об основных принципах государственной политики в сфере профилактики алкоголизма, наркомании и токсикомании», в котором содержались положения о введении специальных профилактических программ в школах, но он так и не дошел до рассмотрения в парламенте.

На почти миллион наркозависимых, по данным Минздрава, в рамках четырех наркологических больниц и 47 территориальных учреждений имеется 6081 койка в стационаре. Сложно сказать, много это или мало, учитывая, что львиная доля потенциальных пациентов не спешит их занять. Ведь перед наркоманами или их родственниками стоит сложный выбор — пройти детоксикацию, получив «бесплатную» медпомощь, но «засветиться» и быть поставленным на учет. Или сохранить анонимность, прибегнув к дорогостоящим услугам в частных нарколечебницах.

Впрочем, прохождение детоксикации — только первый шаг на пути к выздоровлению, за которым должен следовать курс реабилитации и ресоциализации наркомана. На государственном уровне полновесных программ такого рода у нас, если судить строго, нет. И за помощью такого рода, без которой неизбежно наступит рецидив, приходится обращаться либо опять же в частные клиники, либо в общественные организации.

Кстати, на долю последних, а также других некоммерческих структур (максимум — посильные членские взносы участников или фиксированная, но значительно меньшая, чем у частных клиник, плата) в европейских странах приходится от 40 до 95% всех центров по реабилитации и ресоциализации, а также наркологических консультаций. И успешность их программ зачастую выше в два-три раза.

Но общественных организаций, предоставляющих такого рода помощь, в Украине немного. Причина проста — государство содействует им номинально. «Это помощь на уровне курсов повышения квалификации наших специалистов, предоставляемая Минздравом, не более», — говорит Николай Долинский. А для работы, обычно длительной и кропотливой, им необходим стабильный источник финансирования.

Поэтому зачастую львиную долю работы по реабилитации наркозависимых выполняют религиозные организации. Так, в соседней Польше наиболее распространены католические реабилитационные центры, финансово не зависимые от государства. А правительство Германии одно время даже субсидировало центры при протестантских общинах. В Украине их пока мало, в основном это программы при православных монастырях или разнообразных протестантских общинах.

Как правило, религиозные организации предоставляют финансовую помощь пациентам еще на стадии терапии, детоксикации. Не секрет, что из наркотической, как и любой другой зависимости, есть только социальные пути выхода, поэтому религиозные организации лучше других справляются с работой по реабилитации наркозависимых. Однако не стоит забывать, что зачастую эта работа преследует цель — расширение паствы, поэтому нередко одна зависимость меняется на другую — на зависимость от религиозной общины.

Автор: Наталья Давыденко,

интернет-версия газеты «Комментарии: Kyiv Weekly»

cripo.com.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *